Алексей Волобаев: советы для начинающих арт дилеров и коллекционеров

алексей волобаев
Share on FacebookShare on Google+Pin on PinterestTweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK

Алексей Волобаев 

Alexey Volobaev 

Арт-бизнес эксперт, арт-директор галереи Volkhonka Art Project, учредитель международной арт выставки RAFAF рассказал, в наследие каких художников безопасно инвестировать, куда деваются шедевры из старинных замков и что в современном искусстве считается признанным. 

Loyalroyal.me Что бы вы могли порекомендовать человеку, который хочет начать свой путь в индустрии искусства, стать сотрудником или хозяином галереи искусства?
 
А.В. Вначале, конечно, обучение. Причем обучение должно проходить в той стране, где он будет работать в галерее.
 
Например, Англия — это sales дистрибьютер всего искусства, она занимает второе место после Америки. А Америка — это все-таки конечный рынок со своими специфическими клиентами и требованиями. И Америка – разная: Майами – это одна категория клиентов, Нью-Йорк – это другая категория, Вашингтон – третья. Все диверсифицировано. По-русски говоря, если вы хотите стать фермером, вам надо стажироваться на той ферме, на которой вы всю жизнь потом собираетесь работать. А если вам повезло, и вы, работая ассистентом опытного галериста, впитываете секреты его мастерства, это значит вы можете делать то, чего не могут делать остальные. Или делать это намного лучше остальных. Вот тогда вы достигли своей цели. К сожалению, в жизни часто бывает, что молодые специалисты в основном, пытаются утащить базу данных клиентов галереи. Но как только они переходят в свободное плавание, выясняется, что поскольку у них нет необходимых навыков, то и продажи у них не получаются.
 
Loyalroyal.me А в чем диверсификация? Разные вкусы среди клиентов?
 
А.В. Конечно, если глобализация целиком владеет индустрией банков, повсюду открывая отделения со стандартизованным обслуживанием, то искусство — это все-таки не consumer sales, а культурный рынок со специфическими предпочтениями общества. Существуют различия с точки зрения того, как продается материал, как идет общение с клиентами. Есть две тенденции: с одной стороны — глобализация, с другой стороны – национальные особенности работы с клиентами, построение галерейного бизнеса.
 
Loyalroyal.me Если вы помните, в том году в Москве проходили выставки Серова и Айвазовского, на которые пришло огромное количество людей. А наиболее жаждущие прикоснуться к прекрасному, сумели выломать дверь в Третьяковскую галерею. Как Вы считаете, с чем связан был такой музейный ажиотаж?
 
А.В. Просто Москва стала очень большой. В принципе в Москве очень мало музеев и мало событий для такого количества публики. Это гигантский мегаполис. Россия всегда была достаточно культурной страной: есть канал Культура, есть традиции изучения искусства, особенно связанные с отечественными художниками. Поэтому два миллиона человек могут ходить на выставки. А вот эти старые маленькие музеи: Третьяковка, музей Пушкина – они совершенно не удовлетворяют запросам мегаполиса, я уже не говорю о туристах. Поэтому сейчас музей Пушкина колоссально расширяется, – это будет целый квартал. Третьяковская галерея расширяется. Это нормальная тенденция.
 
Loyalroyal.me Почему актуальное искусство вытеснило рынок академических шедевров?
 
А.В. Последние двадцать- тридцать лет рынок диктует моду. Формула успеха такова: если произведение стоит дорого, значит, рынок это признал. Если произведение стоит не дорого, то рынок это не признал. Скорее можно даже говорить не о том, почему именно это произведение искусства стоит дорого, а о том, почему много произведений еще не дорогие.
В последние десятилетия образовался колоссальный новый рынок сбыта искусства из третьих стран мира. Один Китай продает искусства на 25 млрд долларов в год! До 20 века искусство продавалось в Европе и США. Теперь рынок сбыта огромный в странах третьего мира: Арабские Эмираты, Сингапур, Китай, Латинская Америка. И этот рынок постоянно растет. Хороших художников меньше, чем покупателей. Поэтому если мы говорим о современном искусстве, оно адекватно тем запросам, которые есть на рынке.
 
Loyalroyal.me А какое взаимоотношение на рынке между современным искусством и искусством старых мастеров?
 
А.В. Многие покупатели являются также коллекционерами, то есть они покупают произведения искусства какого-то направления. Старых Мастеров хорошего уровня на рынке осталось очень мало, и системно собирать их стало невозможно. А современное искусство можно покупать десятками и сотнями работ. Поэтому старые мастера становятся все менее популярными, а современное искусство — все более популярным.
Второй момент: если мы берем наиболее капитализированных художников, как Пабло Пикассо и Энди Уорхолл, – они оставили колоссальное наследие. Например, весь Уорхолл стоит 2, 1 млрд долларов, а весь Пикассо – 3,6 млрд. Это означает, что вы можете очень легко определить стоимость произведения, что тоже важно для клиентов. Поскольку статистика продаж через большие аукционы Christies, Sotheby’s – очень надежна, в отличие от продаж через галереи, вы можете по этой статистике определить с точностью до 10-15%, сколько стоит ваше произведение. Со старыми мастерами – возникают следующие сложности: а) очень сложно найти новые и хорошие картины, б)иногда очень сложно определить стоимость, c) музеи выбрали практически все хорошие уникальные картины старых мастеров в хорошем состоянии, и то, что ходит по рынку, как правило, – это вторичный материал.
 
Loyalroyal.me  Что считается не самой удачной картиной в творческой биографии художника? Непроявленность какого-то стиля, которым он зафиксировал себя в истории?
 
А.В. Все-таки в искусстве нет черно-белого, есть очень много параметров: качество работы, состояние, тиражность и период. И, кстати, такой простой параметр как “вау эффект”. Все художники (особенно в древнем мире) – это все-таки ремесленники в первую очередь, которые писали картины для того, чтобы заработать. Очень мало было художников, которые писали просто для эстетики.
 
Например, великий испанский художник Франсиско Гойя писал большие работы маслом для императора и его семьи, а для себя делал маленькие гравюры на политические и другие темы, чтобы высказаться. Поэтому те гравюры, которыми он не зарабатывал деньги, очень высоко ценятся на рынке. Вот на выставке, которую мы провели в музее ДПИ, была единственная знаменитая литография Гойи «Бой быков», страховая стоимость которой составила 250 тыс. долларов. А вот не такие важные работы могут стоить 1-2 тысячи долларов. Для людей, которые немножко не в теме, это удивительно: как, Гойя стоит тысячу долларов, этого не может быть. Конечно, может, потому что это тиражная графика, и если работ выпущено много и это третье состояние, то, конечно, именно так оно и будет.
 
Или возьмем европейских художников 20 века, например, Ван Донгена и Кассиньоля. Ранний их период ценится на порядок дороже, чем их поздний период, где они своих прекрасных девушек уже начали тиражировать без творческого вдохновения.
 
Loyalroyal.me У вас есть предвидение, что из современного искусства имеет шанс стать классикой в будущем?
 
А.В. Конечно же. В первую очередь это китайская живопись тушью. Она возродилась в результате культурной революции в Китае, и она вобрала технику пятого века до н.э., знаменитую древнюю технику искусства тушью, где можно написать картину только один раз, и никакие помарки не принимаются. И вот эти монохромные картины в 21 веке вдруг стали выглядеть очень современно. Картины основателей этого возрождения, например, Лиу Дана уже стоят миллионы долларов. Есть еще относительно молодое поколение художников этого жанра, которое стоит пока десятки тысяч долларов. Но, конечно, именно за счет того, что это искусство уже признано музеями: например, Метрополитен, Бостонский музей, Тейт Модерн уж провели тематические выставки искусства тушью.
 
Loyalroyal.me Аукционные дома уже успели высказаться на этот счет?
 
А.В. Все-таки ведущие аукционы, которые, как и любые гигантские компании, достаточно медлительны. Насколько я знаю, они не создали еще специальных серьезных отделов для занятий этим направлением. Как только это произойдет, китайская живопись тушью прибавит ноль в ближайшие десять лет.
 
Loyalroyal.me На кого из западных мастеров вы делаете ставки?
 
А.В. Я не делаю ставки ни на кого, у меня немного другая политика. Моя миссия заключается в том, чтобы привозить в Москву искусство хорошего уровня и рассказывать о нем людям, которые до этого его, возможно, не видели. В этом нам помогают наши прекрасные понимающие спонсоры: компании Бентли, Мерседес-Бенц, Коблев и партнеры, IWC и другие.
 
Loyalroyal.me Какие имена художников входят в этот список?
 
А.В. Это- Гойя, Пикассо, Шагал, Уорхол, Миро, Генри Мур, Восходящие китайские звезды, и другие.

Loyalroyal.me Кто в мире из представителей академической школы искусств не выглядит как подражатель?
 
А.В. Я в этом не очень компетентен, поскольку я регулярно ходил в 90-е годы в центральный дом художника и смотрел на разные выставки, но после того, как я понял, что такое живопись мирового класса, я оставил эти попытки. То есть если Вы, как автодилер, занимаетесь Ferrari и Bentley, надо ли смотреть на самодельные произведения, микс из Лады и Запорожца?
При этом поймите меня правильно: у нас в России были Феофан Грек, Андрей Рублев, Дионисий, Врубель, русский авангард, и все это входит во всемирную историю искусств на равных правах с, например, итальянским возрождением. Но сейчас — не сезон русского искусства. Вот выпускала Россия, великолепные пассажирские самолеты в советское время, а сейчас разучились. Бывает.
 
Loyalroyal.me То есть академическое направление в искусстве исчерпало себя? У людей совершенно другой глаз, другая рука. Если они следуют академизму, то они просто подражатели или копиисты, или просто что-то нелепое выходит из-под их рук. Это тенденция времени, с которой надо просто смириться?
 
А.В. Я бы так не сказал. Я могу обидеть каких-то очень хороших художников, которых я просто не знаю. В любом случае есть какие-то взлеты и есть периоды stand by. Вот возьмём, например, Италию, Флоренцию. Почему во Флоренции за одним столом сидели в кабачке Рафаэль, Леонардо да Винчи, Боттичелли, Перуджино и другие. Это вне человеческой компетенции. Просто какой-то мистический Божественный взлёт энергий, которые воплотились в гипершедеврах, которые человечество ни до, ни после не создавало. Или возьмите русский авангард – взрыв, который известен во всем мире, не имеет ничего равного и положил начало всему современному искусству 20 века. А сейчас период stand by в целом. Но, может быть, где-то сейчас трудится в каком-то городе недооценённый художник, недооценённый гений.
 
Но в целом, если судить по тому, что мы видим, нет мотивов для такого возрождения художников. Но зато есть огромная потребность в заказах по иконам. Иконописцы есть очень приличные и здесь, и в Греции. Но это совсем другое, это в некотором плане ремесленная работа. Я бы не стал говорить, что нет ничего нового, может быть, что-то потрясающее и есть. Просто я этими открытиями не занимаюсь.
 
Loyalroyal.me Вы как-то рассказывали про мистику картин старых мастеров. Что они не продаются, живут своей жизнью. Что там происходит?
 
А.В. Полотна старых мастеров живут своей жизнью. Что такое полотно настоящего старого мастера? Божественная энергия входит в самого мастера, если это действительно шедевр, и он эту божественную энергию передаёт на полотно. Если коротко сказать, то сама картина является некой чудотворной иконой, не просто изображением, а мистическим предметом. Можно рассказать две интересные истории. Одна из историй: если вы такую картину вешаете в доме, то преображается не только интерьер в доме, но и вид за окном. Я приводил очень интересный пример: привез две великолепные картины итальянского художника эпохи барокко 17 века и повесил их на стене рядом с окном. Я проводил эксперимент: приглашал своих друзей, которые не имеют отношения к искусству, и предлагал им посмотреть в окно до того, как картина висит… И после. И они констатировали, что пейзаж за окном меняется, становится эстетичнее, благороднее, возникает совершенно другое ощущение.
 
Второй пример: у меня есть интересные клиенты, они живут далеко в Сибири. Сами живут в одном доме, а картины держат в другом, который, напротив. И они очень любят картины в стиле Босха – непростые картины, замечу, с разными искушениями святого Антония и так далее. И хотя они являются атеистами, супруга хозяина дома мне рассказывала, что они стараются после 22 вечера в этот второй дом не ходить. Там разные бывают шумы, разные истории случаются. То есть сами эти картины несут в себе некие энергии. Поэтому те, кто может позволить себе картины старых мастеров — это аристократы в коллекционировании предметов искусства.
 
Loyalroyal.me А как обстоят дела с защитой арт наследия от перепродаж потомками?
 
А.В. Я знаком с очень интересным человеком, его зовут Сикст VII. Это семнадцатый потомок Сикста 1- мэра города Амстердам, который дружил с Рембрандтом и спонсировал его. Всех в семье с этого времени называют Сикст. В их доме содержится самая знаменитый портрет Рембрандта. Для того, чтобы наследники не прокутили невероятные коллекции, которые собрали их дальние родственники, создан foundation, – фонд по соглашению с правительством, в данном случае по соглашению с правительством Нидерландов, в котором эти картины принадлежат семье, но семья не может их продать никому и даже не может снять со стены. Такой фонд помогает сохранить уникальные работы, которые на сегодняшний день есть в старых европейских семьях.
 
Loyalroyal.me То есть это совершается волей предков. А были такие истории в вашей практике: вот картина висит, она ликвидна, ее хотят продать, но она не продается не почему-нибудь, а просто почему-то, картина не уходит из дома.
 
А.В. Такие истории тоже есть.
 
Loyalroyal.me Что сейчас наиболее инвестиционно привлекательное из предметов искусства? Во что стоит вкладывать деньги, что будет расти в цене, и что влияет на рост этой цены?
 
А.В. Здесь есть три позиции. Российский рынок произведений искусств rолоссально дискредитирован. Русские покупатели в девяностых годах покупали все подряд. И это нормально, потому что, когда вы вдруг становитесь миллиардером за пару лет, вы особо не имеете времени разбираться с той или иной картиной. Сейчас произошла такая тенденции из-за кризиса: у олигархов стало много активов: дома, самолёты, машины. А вот денежные потоки – с ними есть проблемы. (Asset rich — cash poor). Потому что все дома, машины, жены и любовницы требуют содержания. То есть большинство коллекций куплено на сверхприбыли 90-х, которые были, но по разным причинам исчезли, и поэтому очень многие состоятельные люди, которые в девяностых годах набирали работы, пытаются их продать. И вот выясняется теперь, что эти работы мало кому нужны и если даже нужны, то совершенно не по той цене, по которой они их покупали. Из-за этого родился такой миф о российском рынке, что искусство – это плохая, неликвидная история и так далее.
 
И это совершенно естественно. Вот купил некий мистер Х 10 картин по 1.000.000 $ каждая, а потом решили продать. А ему говорят, восемь картин — фальшивые, а две мы купим по 50.000 $. И теперь если друг мистера Х говорит ему: «Cлушай, а я вот решил вложить деньги в искусство», то мистер Х ему ответит: «Да ты что, ты же знаешь, как я попал с этим искусством. Лучше купи недвижимость в Лондоне.» Наши покупатели очень интересные в этом отношении, таких нет нигде на земле, потому что большинство из них думают, что покупать произведение искусства так же просто, как покупать серийный автомобиль Bentley или или Ferrari.
Понятно, что, если вы покупаете машину за 1.000.000 $, за вами будут бегать. Вы щелкаете пальцами, и вам привозят лучшую модель, лучшую модификацию. С искусством все ровно наоборот, но об этом наши клиенты даже не догадываются. Чтобы найти хорошую картину, и эту картину не перехватил музей, а музеев третьего мира сейчас огромное количество, надо еще постараться. Приведу пример филиал Лувра в Абу-Даби имеет сейчас бюджет 1.000.000.000 $. Это значит, что если сейчас что-то хорошее появляется, то они это сразу покупают. Наши покупатели об этом вообще не догадываются. Они думают, что если они придут на Christies и Sotheby’s и будут поднимать и поднимать цену, то у них будет очень выгодная покупка, что очень странно.
 
Реальная жизнь сильно отличается от того, что здесь покупатели думают и чувствуют. В реальной жизни, есть три стратегии инвестирования. Первая – это не потерять деньги, вы должны брать произведения гениев 20 века, которые уже имеют большую капитализацию, то есть хорошего Пикассо, хорошего Миро, Дали и так далее. Цена на них если и будет расти, то не значительно. Это стратегия “не потерять”. Вторая стратегия – это рисковая стратегия, которая связана с тем, что есть новые тенденции, которые, по всей видимости, выстрелят. Это, конечно, латиноамериканское искусство, китайская живопись тушью и несколько направлений, о которых я не буду говорить, это слишком специфические вещи. Третья стратегия – это стратегия охотника. На Рынке все время что-то появляется. Не секрет, что в Италии сейчас подняли налоги на недвижимость. И вот те старые принцы и графы, которые сидели в своих palazzo, не имея наличности, пили двадцатилетнее Барбареско, сейчас в ужасном состоянии, потому что за эту недвижимость надо выплачивать огромные налоги. И понятно, что они сейчас срочно избавляются от всех этих картин. Там могут быть абсолютные шедевры за вполне адекватные деньги.
 
Loyalroyal.me А почему они продают их по бросовым ценам? Потому что не знают истинной цены? Что им мешает отдать их на аукцион?
 
А.В. Очень хороший вопрос. Здесь существует три ответа. Первый ответ – это потеря лица. Продажа картины, которая принадлежала их прадедам с 16-го века – это потеря лица, потому что если их соседи или родственники об этом узнают, то это очень некрасиво. Второй момент – это то, что формально многие из этих картин хотя и не являются культурным наследием Италии, но могут им стать. Продажи их не являются прямым нарушением, но и не поощряются. Но этот вопрос технически официально решается с помощью юристов в случае, если картина продается, например, русским, без лишнего шума. Русские ведь тоже не будут рекламировать свою покупку повсюду, если конечно, их фамилия не Рыболовлев… И третий момент: если у таких людей был негативный опыт с аукционами до этого — неважно, по какой причине, то они уже никогда не будут с аукционами связываться.

Loyalroyal.me Какой мог бы быть негативный момент с аукционами?
 
А.В. Что такое аукцион: это колоссальный пылесос, который должен пылесосить все произведения искусства на рынке и каждый месяц выдавать огромный обьем продаж. Вот представитель аукциона приходит к этому итальянскому графу и говорит: «Я хочу продать твоего Караваджо». Тот говорит: «Да, хорошо, ты точно его продашь?»- «Конечно, о чем речь?!» Подписывается контракт, и после этого произведение выставляется на аукцион. Предположим, что это лето – не самый лучший сезон. И вот так сложилось, что это произведение не продалось. А в мире существует такое суеверие: 98 % клиентов думает, что, если произведение не продалось на аукционе, с ним что-то не так. Что не так – неизвестно. И это означает, что после этого аукциона произведение нельзя продать в течение трех-пяти лет, а если вам очень нужны деньги, то вы здорово зависли с этим произведением искусства. К примеру, вам 78 лет, и вам надо заплатить налоги через три месяца, а сегодня, например, принимаются картины Старых Мастеров в Лондон на декабрьские аукционы. Это только один пример, а подобных примеров может быть множество.

Loyalroyal.me И что происходит с этой картиной? Аукцион, наверное, говорит:»Давай мы ее у тебя купим?»
 
Если бы аукционы покупали все непроданные картины, их собственный сток составлял бы по несколько миллиардов долларов, и они бы быстро разорились. Они работают намного более сложно и, конечно, это тема отдельного разговора. Обороты ведущих аукционов мира в год составляют миллиарды долларов. Вы представляете, насколько это мощные маркетинговые компании, насколько мощные у них юристы, службы безопасности и так далее. По-русски говоря, с ними лучше не ссориться. Но доверие к ним падает. Если три года назад рынок представляет из себя такую историю, что 50 % произведения продавались через аукционы и 50 % через галереи, то сейчас тенденция такая – всего лишь 33 % продаётся через аукционы, а вот остальное искусство – через галереи. Конечно, тут много причин, но это значит, что клиенты уже не так доверяют аукционам, здесь меньше азарта и больше профессионального подхода. Ведь каждая галерея специализируется на каком-то направлении, и клиенты в целом предпочитают покупать больше через галереи, а не через аукционы.
Share on FacebookShare on Google+Pin on PinterestTweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK
Елена Назарова

Алексей Волобаев: советы для начинающих арт дилеров и коллекционеров

Алексей Волобаев  Alexey Volobaev  Арт-бизнес эксперт, арт-директор галереи Volkhonka Art Project, учредитель...
Прочитайте больше

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *