Эдуард Морадпур в записной книжке Таниты

Share on FacebookShare on Google+Pin on PinterestTweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK

01986295b2e5989f612855e842c12467Бытует мнениечто русские женщины — лучшие женщины на свете. Правда, не известно, что на этот счет думает «весь свет». Однако скажу с уверенностью: сильная половина французского света с этой сентенцией согласится. И первым среди согласных будет мой давний друг и коллега Эдуард Морадпур. 

Сейчас Эдуард – писатель, а привела его к писательской деятельности 20 летняя жизнь в России и, конечно, русские женщины. В качестве его пресс-аташе c промо-акцией его книги про Россию  ‘La compagne de Russie’  я объездила все французские провинции. Но об этом позже. История, которую он положил в основу этой книги, реальна, как он сам.

Все началось в 90-х годах. Никому до тех пор не известный француский специалист по рекламе приехал в Москву, чтобы создать первое в России рекламное агентство. Дело спорилось. Надо сказать, в этом ему помогал не только талант, но и смесь французского гражданства с русской кровью и знанием русского языка,  которые достались ему от матери — русской эммигрантки первой волны.

Успех приходит не один: и среди женщин Эдуард пользовался популярностью. Помимо французского происхождения (романтичного априори) в его колоде козырных был привезенный из Парижа джентльменский набор: чулки, духи, бананы и шоколад. Эдуард развлекался как мог и даже больше — как хотел. На фоне пустых прилавков и пьющих мужчин он выглядел беспроигрышно.

Эти чудесные порядочные женщины, все как одна, надеялись на продолжительные отношения с перспективой уехать во Францию. А Эдуарда кружила череда искрометных романов. Некоторые были продолжительными, другие — не очень. Но каждый он старался завершить красиво и благородно, покрывая разочарование своих визави дорогими подарками, долгожданными вояжами или же просто удобными средствами. Он сравнивал девушек той России с аквариумными рыбками, на которых он умиленно любовался сквозь стекло своей иностранной отчужденности, и которых легко и непринужденно вылавливал сачком обещаний. Вот настолько проста и цинична была позиция французского ловеласа.

Годы шли, Эдуард продолжал наслаждаться московской жизнью. И не смотря на то, что бананами и шоколадом новых русских барышень было уже не пронять, он продолжал свои ухаживания в том же духе, разве что траты приумножились. Однако Эдуарду это было по карману: рекламное агентство становилось все успешнее, и после ряда громких проектов, выпестованных креативным гением (так его величали в рекламном мире), Эдуард стал влиятельным и известным человеком.

Но слава приходит не одна. Как- то раз на одном торжественном мероприятии, где собрались представители передовых рекламных агентств, он получил записку от незнакомки со следующим содержанием: «Вы – мой идеал. Я хочу с вами ближе познакомиться. Я очень жду от Вас звонка. Елена». Эдуард был польщен и заинтригован. Он сразу позвонил по номеру, указанному в записке. Абонент недоступен. Весь вечер он искал глазами незнакомку, жаждущую встречи с ним, но так и не нашел: она себя никак не проявила.

Следующим  утром он позвонил ей снова. Они встретились. В этот же вечер она оказалась в его объятиях в его доме. Это была первая девушка, с которой он начал жить. Она выделялась из сонма его увлечений неординарным умом, красотой и знанием сакрального языка креатива.

Поначалу они все делали друг для друга, чтобы еще больше друг другу понравиться: Эдуард перестал встречаться с другими женщинами; Лена сделала пластику груди. Тем не менее разноглаcия не заставили себя долго ждать. Лена хотела детей. Эдуарда эта идея приводила в ужас: у него уже была дочь от первого брака в Париже. Так, ни в чем не зная отказа, кроме как на самое сокровенное свое желание, Елена прожила с Эдуардом 7 лет. Отношения зашли в тупик. Эдуарда снова звала соблазнительница по имени Свобода. Но крепость духовных связей, масса надуманных обстоятельств и негласных обязательств не давали паре разъехаться. Они не знали выхода из этой ситуации. И тогда Лена решила найти выход самостоятельно. И вышла.

В один из дней Эдуард, как обычно пошел на работу. А вернувшись, он увидел Лену, свисающую с карниза, и прощальное письмо, в котором она просила прощения за то, что с собой сделала. Это было настолько же неожиданно, насколько и ужасно. Полиция, следствие, похороны.

Эдуард — баловень судьбы — был выбит из колеи. Он не понимал, куда ему идти и как с этим жить. Но надо было что-то делать, чтобы отвлечься, поэтому ему ничего не оставалось, как вернуться в Париж. Он продал свою долю в рекламном агентстве и попрощался с московской жизнью навсегда. Но Париж еще долго не мог залечить его раны, искупить его чувство вины, дать ответы на все вопросы. Кто-то посоветовал Эдуарду связаться с возлюбленной через медиума. Так убежденный материалист обрел надежду в вещах, над которыми раньше смеялся.

Он познакомился с несметным количеством экстрасенсов и, наконец, нашел того, кому поверил. Он -то и передал Эдуарду послание из горнего мира от Лены: «Не печалься, мой родной. Я живу в любви. Мы здесь перемещаемся со скоростью света. Поэтому стоит тебе обо мне подумать, как я рядом. Мне здесь хорошо и спокойно. Живи своей жизнью.» Это послание облегчило Эдуарду душу и он начал с чистого листа: написал книгу про свою жизнь в России и назвал ее ‘La Compagne de Russie’. «Что  сделала для меня Россия? Из прагматичного циничного мужчины она сделала меня духовным человеком.» — Пишет Эдуард в своей книге.

Интерес к изданию был колоссальным. Мы объездили массу французских провинций, презентуя литературный дебют Эруарда Морадпура, и обнаружили, что наибольшее любопытство она вызывала у русских эмигрантов. Как-то на презентацию в  Да Виле в сопровождении своего праправнука пришел статный пожилой мужчина. Он говорил по-русски чисто, без акцента — сегодня в России редко услышишь речь, в которой звучат достоинство, доблесть и честь. Его семья воевала на стороне белогвардейцев, поэтому они были вынуждены покинуть Россию. Его горящие, лучистые глаза и вопросы о том, как живут теперь в этой стране, о чем заботятся люди теперь, выдавали боль от утраты родины и жгучий интерес к истории из первых уст.

Книгу покупали и те, кто был далек от России. Всех страшно интересовало, какой ценой произошло превращение социалистического строя в капиталистический, и как русские люди с этим превращением справлялись. Я очень благодарна Эдуарду за наше сотрудничество, ведь благодаря ему я узнала столько интересных восхитительных людей, которые, в свою очередь заинтересовались Москвой и по следам моих рассказов о ней совершили свое первое путешествие в Россию.  

А что Эдуард? Он продолжает писать книги; всегда оплачивает счета в ресторане за всех своих друзей в точности, как это было принято в России в 90-е; не забывает покупать по субботам белую розу в память о Лене и маме; подает бездомному, уже 20 лет сидящему на одном и том же месте возле булочной; редко приезжает в Россию, хотя и помнит о ней, и защищает от нападок со стороны недоброжелателей и прессы; живет в Париже и встречается со своими великолепными друзьями.

Вспоминаю одну из таких встреч в компании Жерара Салома… Жерар тогда поднял бокал и произнес тост: «Если бы Бог создал женщину, в которой красота сочеталась бы с мудростью, нежностью и гармонией, эротизмом и скромностью, изяществом и талантами  — то эта женщина, наверняка, была бы русской!»

Share on FacebookShare on Google+Pin on PinterestTweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK
Танита Флайт

‘Я!’ в записной книжке Таниты

Я. В моем далеком детстве нас учили, что буква "я" - последняя буква в...
Прочитайте больше

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *