Георгий Куприянов утверждает переиздание детcкой книги «Пудель» в личной беседе с Ксенией Ферзь

Ксения Ферзь

— Георгий Алексеевич! Книга на стихи Самуила Маршака «Пудель» с вашими слайдами, куклами и декорациями была выпущена в 1991 году тиражом 50000 экземпляров. Мы листали эту книгу в детстве, упиваясь забавной историей в стихах и миловидными персонажами в старинных интерьерах. Прошло меньше 30 лет, но наше поколение уже не сможет показать эту книгу своим детям в ее оригинальном издании…

— Да, тираж тогда быстро разошелся. О переиздании в издательстве «Планета» разговора не былои мне посоветовали связаться с неким Беловым, который мог бы издать «Пуделя». Я согласился, мы встретились, работа началась. Но потомки Маршака, державшие права на стихи, потребовали за переиздание непомерную сумму, и всё рухнуло.   

Однако вскоре Белов уже втайне от меня издал книжку под названием «Фунтик» с  моими слайдами «Пуделя» и паталогически слабой прозой  Елены Журавлевой. Я подал в суд, который выиграл.

— При прочтении текста Елены Журавлевой не оставляет ощущение, что он вышел из google переводчика! Георгий Алексеевич, у меня для вас сюрприз! К выходу в свет готовится третье издание вашего «Пуделя» со стихами Анастасии Лавровой, которая, как вы помните, навещала вас в декабре 2018 года.

— Помню, конечно, помнюУдивительно! И очень приятно. Тогда Настя появилась перегруженная всякими вещами — книгой, тортом, рулоном типографских листов, картоном: «Георгий Алексеевич, прошу меня простить за внезапное вторжение, я к вам с книгой. С «Пуделем»! 

И уже после рассказала, что это была ваша любимая книга в детстве, и что вы очень жалели о её исчезновении, поэтому она решила подарить вам этого «Пуделя». Но нигде не найдя, соорудила сканированную версию. Я поразился качеством изображения!

— Да, представляете, оказывается шесть месяцев кряду Анастасия пыталась купить ее в букинистических магазинах, на интернет-форумах, международных аукционах, обзванивала библиотеки, имея последний план надежды снять копию. Но книги не было нигде. А единственная возможная сделка сорвалась: продавец, подтвердивший отправку из Украины, в результате написал, что перебрав свою многотысячную библиотеку, отыскать книгу не смог. (Либо просто не захотел с ней расставаться).

Посмотрите, вот текст готовящейся книжки. Сразу замечу, что наследников авторских прав С.Я. Маршака мы не обеспокоим, потому что новый текст никоим образом не повторяет текста оригинала. Зато, на мой взгляд, гораздо более образно отображает историю, запечатлённую в ваших слайдах.

Появились сезоны — весна, лето, осень, зима; появилась Москва, появились отношения между старушкой и питомцем: история не обрывается на полуслове, а имеет вполне ожидаемый для детской книжки happy end!

Замечательно! Я очень тронут! 

— Я, как крестная мать этого издания, могу испросить у вас позволения на публикацию этой книги? 

— Ну конечно! Приятно, что моя работа не забыта  и что вы даёте ей новую жизнь с новыми стихами.

— Давайте теперь вернемся к тому времени, когда вы работали над книгой. С чего всё началось?

— Началось всё с того, что в издательстве «Планета» после того, как я сделал хорошо принятую  кукольную книжку «Курочка Ряба» и «Колобок», мне предложили постановку «Пудель». Моя профессия – кинооператор. Работал на  киностудии «Мосфильм». 

Иногда, сняв фильм, не сразу снимаешь следующий, и в ожидании, я дома снимал для разных издательств свои кукольные сюжетыоткрытки, а потом и постановочные книжкиВ своей комнате сделал для съёмки специальный стол с разными приспособлениями и прожекторами из консервных банок (они изображены на обратной стороне обложки «Пуделя»). Постановка декораций, метод съёмки – всё было так же, как в кино. 

На Мосфильме очень многому научился я у замечательных мастеров самых разных профессий, работавших ещё в 1934-ом году на фильме «Новый Гулливер» с огромным множеством мультипликационных кукол. Мне подарили металлический каркас одной из них. 

— То есть это первый скелет, появившийся в вашем шкафу?

— Да! И именно на его основе сделан шарнирный каркас старушки «Пуделя». Затылочная часть головы на каркасе имеет крепление для сменных масок лица, вылепленных из пластилина и отлитых потом из серы. Их несколько.  Кисти рук – из фетра, пропитанного парафином. Они тоже сменные. Одежды склеены из лоскутков, которых у меня собралось целый мешок. Каркасы Доктора и Медсестры сделаны из проволоки и бутылочных пробок. Пудель – на каркасе, как у старушки. Для обложки была сделана увеличенная его голова.  

— А обстановка квартиры?  Как всё это сделано?

— Обстановка  точная копия квартиры, в которой с детства жил я.  Двери, окна, голландская печь, настенные часы, напольная подставка для цветов, барометр, стулья — всё, кроме обоев, из квартиры на Пятницкой. Кухня и кровать — из квартиры жены. А прикроватная тумбочка и лампа на ней — вот их прототипы перед вами у меня в комнате! 

Сделаны декорации и кукольная мебель из картона, бумаги, линеек и разной ерунды. Абажур висящей в кухне лампы, например, —это фрагмент тюбика зубной пасты. А сама лампочка от карманного фонаря. Наличник окна — это деталь гребешка для волос. 

Резьба комода — покрашенная серебряная пряжка. Стулья сделаны из пластмассовых вязальных спиц. Чашки на столе — чашечки желудейТарелки на кухонной полке — пуговицы от пальто. У меня до сих пор сохранились банки  с пуговками, шариками, винтиками и всякой бросовой мелочью. 

Живое участие в этих работах принимали мои дочери Лена и Наташа. Для «Пуделя», например, Наташа нарисовала заснеженную улицу, где спускаются с горки старушка и пёс, Лена расписывала посуду, нарисовала картину в раме на стене. Микроскопические иконки в избах предыдущих сказоквывески лавок и магазинов на Москворецкой улице для «Каштанки» — всё это их рук дело.

— Разве вы и «Каштанку» снимали? 

— К сожалению нет. Хотя сделано было много. Сценарий был уже готов, и Лука Александрович с масками лица был сделан, и Пудель переделан в Каштанку. Даже и улица Москворецкая по старинной открытке с  булыжной мостовой, извозчикамилошадьми, прохожими уже стояла на столе. Но в девяностые годы стала никому не нужна моя «Каштанка». Около пяти лет простояла на съёмочном столе опустевшая Москворецкая улица!  Много лет прошло с тех пор. И вдруг совсем неожиданно появляется Настя. Потом Вы. Представляете, что это для меня значит? Большое вам спасибо!   

Ксения Ферзь

Reem Acra свадебные платья весеннего сезона 2014

Коллекция свадебных платьев Reem Acra полна чувственности и драмы. Современное прочтение романтики...
Прочитайте больше

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *