Глеб Смирнов об архитектурных шедеврах Палладио

Глеб Смирнов 

Gleb Smirnov

Искусствовед, магистр философских наук университета Грегориана и утонченный эксперт в вопросах этоса позднего возрождения рассказал LoyalRoyal.me о своей новой книге ‘Палладио. 7 архитектурных путешествий’, посвященной архитектурным шедеврам Андреа Палладио [Andrea Palladio].

 

глеб смирнов книга о шедеврах андреа Палладио

 

Loyalroyal.me Глеб, какой Вами движет мотив к изданию книги об архитектурном стиле Андреа Палладио?

Г.С. Мотив к написанию очень прост: по-русски нет ни одной книги о величайшем архитекторе всех времён. На других европейских языках о нём целые библиотеки… Это тем более прискорбно, что весь петербургский период русской истории носит на себе отпечаток палладианского стиля: Кваренги и Воронихин, Казаков и Жилярди, Росси и Баженов – все они яростные палладианцы. А также русские дворянские усадьбы практически все построены в палладианском вкусе и духе.

Палладио была уготована неслыханная популярность не только в России. Он создатель универсального языка европейского зодчества: последние 500 лет архитекторы говорили преимущественно на нём, такое эсперанто архитектурного мира. В результате, палладианский стиль создал лицо европейской цивилизации, сформировал её облик. Шутка ли сказать, он умудрился на пятьсот лет вперёд предложить арсенал форм, из которого без устали и обеими руками черпают архитекторы по сей день – заимствуя, заимствуя, заимствуя. Бездонный кладезь идей. Для многих его имя вообще синоним слова «архитектура».

Палладио проходят во всех архитектурных вузах и на гуманитарных факультетах: он ключевая фигура ренессанса и европейской истории, я не преувеличиваю. И при этом – ни одной книги о нём в России (есть, спасибо большое, переводной фотоальбом…). Такая лакуна – вещь довольно постыдная, поэтому я отложил дела и поехал изучать все его постройки, потом перелопатил массу книг на различных языках (прежде всего, чтобы не повторять общих мест), на пару лет заперся дома в Венеции и написал в результате сей скромный фолиант.

 

Loyalroyal.me А что нового Вы собираетесь донести до русскоязычного читателя в своей книге?

Г.С. Книга посвящена главным образом усадьбам по проектам Палладио, поскольку в них его гений выразился наиболее полно, и они наиболее оригинальны (но анализируются и все остальные его постройки). При этом книжка не столько об архитектуре этих вилл, сколько о том, что происходило (и происходит) внутри их стен – о стиле жизни венецианской аристократии (заказчики Палладио) в эпоху ренессанса и сегодня, чем они на своих виллах-поместьях занимались, об этикете, об отношениях с прислугой, о досуге, методах хозяйствования, летних развлечениях и так далее. Надеюсь, что подобного рода разговор, сдобренный разными занятными историями, может вызвать интерес довольно широкой публики. В каждом из зданий я обнаружил свою интригу, так что у всех глав книги отдельный сюжет.

 

Loyalroyal.me Правильно ли я поняла Ваше стремление обратить внимание читателя на то, что эстетика пространства способна сформировать образ жизни человека?

Г.С. Да, есть такое. Палладио очевидно верил, что жилое здание, сделанное по подобию храма (как почти все его виллы с портиками и фронтонами, иногда с куполами), облагораживает, как-то выпрямляет человека, его поступь становится торжественней, а вместе с ней и образ мыслей. В этом что-то есть. В любой архитектуре, так или иначе, есть своя этика. У Палладио это этика чисто ренессансная: гуманизм в камне.

 

Loyalroyal.me Каков Ваш взгляд на эстетику архитектуры в контексте времени?

Г.С. Как выяснилось, в истинном искусстве минувшее так же ново, как настоящее. Это касается и архитектуры, и любой другой сферы искусств. Поэтому противопоставление классического и современного некорректно, классическое может быть весьма современным, а модернизм иногда только современничает из кожи вон, а в результате – какофония и ноль любой эстетики; просто дурно понятая современность.

В случае с Палладио изумляет его нутряной модернизм. В книжке я демонстрирую, что он мыслит очень смело (следовательно, «современно»). Чего стоит его принцип жонглирования матрицами: он как бы приглашает будущих архитекторов брать из его проектов отдельные понравившиеся элементы, и комбинировать их по-новому, как готовые блоки-заготовки «Конструктора», микшируя по вкусу: собери дом из арочек, кубиков и треугольничков. Что палладианцы веками напролёт и проделывали.

Например, дворец в Павловске (строил палладианец Камерон) сложен из элементов виллы Бадоэр и виллы Ротонда; Смольный институт (Кваренги) тоже весь вышел из подсказок Палладио, а это здание станет прообразом и архетипом множества государственных учреждений по всей России. Белый дом в Вашингтоне, тоже памятник палладианства, скомбинирован из нескольких формул: одна взята из виллы Серего, другая из виллы Барбаро, остальные элементы – из других проектов Палладио. А классические американские коттеджи все так или иначе переигрывают виллу Корнаро. В лучших созданиях современной архитектуры всегда заложен Палладио – без него, как без модуля, никуда.

 

Loyalroyal.me Как Вы считаете, мельчает ли архитектурный мир из-за утилитарных архитектурных решений?

Г.С. Об обмельчании мира судить не берусь, но его облик, пожалуй, и впрямь не выигрывает от так называемой блочной архитектуры, создание которой, похоже, – дело рук людей с темпераментом инженеров-конструкторов, а не архитекторов. Правда, в современной архитектуре не так уж много утилитарного – она давно пребывает в фазе нового барокко, и обыкновенно донельзя вычурна и непрозрачна, несмотря на обилие пустых плоскостей и углов. Но современность может быть очень красивой, и к счастью мы и сегодня имеем немало архитекторов, отнюдь не портящих облик подлунного мира.

 

Loyalroyal.me А что по Вашему мнению лежит в области дурного вкуса в архитектуре и декоре?

Г.С. Как ни странно, о вкусах можно и должно спорить. Хотя бы потому, что вкус воспитывается, может быть изменён, претерпевает эволюцию. Так, мы все в юности любили модерн, шоколадно-кисельное ар-нуво, но с возрастом, если не застряли в развитии, осознали, что это питомник дурновкусия. Сомнительны восточные уклоны вкуса, безнадёжна эклектика или мебель семидесятых, родоночальница пластиковых стульев.

Классицизм, одним из создателей которого стал Палладио, – пристанище вкуса зрелого. (Есть, вероятно, ещё и старческий размягчённый вкус, но я пока не знаю что это. Рококо, наверное? Шинуазри всякое и статуи карликов в парке, навроде порочно-барочной виллы Палагонии под Палермо). В целом, вопрос о дурном вкусе решается довольно просто: некрасивы откровенные подделки и «слышал звон да не знает где он» простодушных поклонников, некрасиво эпигонствовать (академизм). Впрочем, ещё более некрасиво думать, будто ты выдумал что-то новое.

А вот красивые заимствования – игра сильных и ироничных, и это всегда завораживает. Таков, например, дом-улей Мельникова. Пример хорошего, умного палладианства, шарж на тему Ротонды. Время, конечно, облагораживает всё своей ретроспективой, но произведения искусства от этого не стоит переставать судить объективно, и нелепое останется нелепым.

 

Loyalroyal.me Какие лично Ваши любимейшие произведения архитектуры в мире?

Г.С. В задачи историка искусств не входит что-то любить, а чего-то не любить, в его словарном запасе, в его инструментарии нет такого критерия: «мне нравится». Зато в его профессиональные навыки входит понимать, о чём та или иная вещь. Любимейшие, получается, – те, которые лучше понял. Хотя и те, которые ещё не понял и не познал, вызывают даже больше трепета и страсти, раззадоривая своей непонятностью и непознанностью.

 

P.S.

Официальная страница проекта Палладио. 7 архитектурных путешествий

Ксения Ферзь

Для Стеллы МакКартни мех уже вышел из моды

Stella McCartney "Я люблю использовать ткани, которые не кровоточат." Стелла МакКартни  Имя Стеллы...
Прочитайте больше

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *