Граф Алексей Николаевич Каменский о реституции частной собственности и земель в России

граф алексей николаевич каменский

Граф Алексей Николаевич Каменский

Его Сиятельство член совета Международного Союза Дворян и ассоциации Итальянской Аристократии в Падуе, Ктитор храма Архангела Михаила в Сабурово (Орловская обл.), академик церковного искусства Academia Costantina в Риме, кавалер ордена Святого Государя — Мученика Николая Второго, удостоенный Ватиканом грамотой святого Понтифика Франциска объясняет, как реституция частной собственности в России способна во много раз укрепить авторитет державы на мировой арене. 

Loyalroyal.me Алексей Николаевич, какие клубные инициативы вы сейчас возглавляете? 

А.К. Наш клуб — Международный Аристократический Клуб — существует с 1997 года. Его порядок существования и бытования — естественный ход событий: собираемся если кто-то венчается, кого-то мы хороним, кто-то родился — мы крестим. Отмечаем дни рождения и именины. Клуб существует как содружество старинных семей, имеющих отношение к русской истории.

Мы назвались «Аристократический Клуб» неспроста, потому что в основу концепции мы положили союз персон из базы данных Российского Дворянского Собрания (РДС до 1999) и выбрали только титулованные или знаменитые фамилии. Кто-то считал, что это не демократично, но дело в том, что именно эти семьи больше всего пострадали в период советских репрессий. У них была известность и самые большие потери, потому что они имели наибольший имущественный ценз. С 1997 года мы активно выступали в Госдуме. Тогда РДС официально отказалось заниматься реституцией частной собственности, а мы организовали клуб как протест этой позиции из потомков крупных землевладельцев, лишившихся собственности в результате революции.

 

Loyalroyal.me Какие фамилии были в списке членов Аристократического Клуба?

Все, кто остался жив и носит фамилию до сих пор. Княжеские роды Рюриковичей: Оболенские, Долгоруковы, Шаховские, Скопин-Шуйский. Из Гедиминовичей — Трубецкие, Голицины. Из Ордынских — Кугушевы, Мещерские. Из грузинских — Багратионы, Абашидзе. Несколько графских: Бобринские, Комаровские, Татищевы, Каменские, Орурк. Из старых боярских — Кутузовы и Вельяминовы. Из баронских — фон Каульбарс и Адеркас, Тизенгаузен, Берг, Энгельгардт.

Купечество тоже было активно — потомки крупных заводчиков и фабрикантов, потомки владельцев частных домов и гостиниц. Например, мало кто помнит, что и Метрополь и Националь — частные гостиницы и живы потомки их владельцев. Мы приняли в свой круг потомков купцов с большими фамилиями: Абрикосовых, Хлудовых, Морозовых, Фирсановых, Леденцовых, Красильщиковых и других.

Мы собрались тогда всем клубом на открытие. Сидели на ящиках в разрушенной гостиной с видом на Оку! Это было нечто…

А есть разница между потомками аристократических фамилий,  которые спаслись эмиграцией и которые спаслись внутри страны?

Эти семьи прошли разные периоды сложностей и уровни выживания. Уехать и все бросить — имущество друзей и Родину было трудно. Было трудно интегрироваться  в чужую страну и обычаи, занять достойное место, начать с нуля, сохранить веру и язык. Здесь же стояли совсем другие задачи: живя в собственной стране, среди своего народа и культуры, что давало огромные внутренние силы, надо были противостоять интервенции чуждых идей, пришедших с запада, идей революции, равенства и социализма. Это было и трудно и опасно. Так в борьбе прошли десятилетия… Они сформировали тип бойца и победителя.

Были потери, очень многие погибли, как на фронте, но мы — победили! Время и страна медленно,  но неуклонно поворачивается в правильном направлении. Это огромная работа, в которой мы принимали участие. Влияние мы, оставшиеся в России, оказывали на всех уровнях общества: от таксистов и официантов до спецслужб и первых лиц государства. Это было подполье и не важно, кто какое  место в нем занимал: своих узнавали мгновенно и помогали всегда. И в лагере, и на службе. «Бывшие» были везде: в науке, в искусстве, в армии, в дипкорпусе, в спецслужбах, даже в правительстве и, конечно, в церкви. Это было государство в государстве. Сложно было на работе, в семье: не всегда наши сослуживцы или наши спутницы жизни были наши единомышленники, и это приходилось преодолевать, переделывать. Так выковались характеры нас и наших детей.  Время  отлило в бронзу образы наших отцов , дедов и прадедов,  причисленных к лику новомучеников и страстотерпцев.

 

Loyalroyal.me Как отнеслись к инициативе возврата собственности в Госдуме?

Была конференция в ГД и не одна, законопроект о реституции был, был законопроект о монархии, но они не прошли. Это был 1997-98 годы. А наш клуб остался и мы остались при своей позиции. Сегодня уже идею о реституции и ее нравственной основе все приняли, а мы были застрельщиками этой темы.

У нас было три семьи, которые были готовы переехать жить в собственные усадьбы. Я ездил каждый год на лето с семьей в усадьбу, наши дети там выросли. Мы построили иконостас и воссоздали убранство храма. Мещерские поселились в Алабино в своем дворце и прожили там почти 5 лет. Это событие передавали по всем каналам ТВ в России и Европе. После этих передач начался процесс реституции в восточной Европе: Болгарии, Румынии, Венгрии. Они решили что у нас это началось, процесс пошел…

Еще одна семья — Мирковичи — получили свою усадьбу на 25 лет в аренду в Тульской губернии. Мы собрались тогда всем клубом на открытие. Сидели на ящиках в разрушенной гостиной с видом на Оку! Это было нечто… Но все это происходило лишь в рамках индивидуальной инициативы семей!

Изучать историю по документам — это смешно! Бумаги молчат, вы движетесь наощупь, в потемках, если нет комментариев живых носителей.

Расскажите поподробнее, как вы осуществляли возврат собственности без помощи государства?

Когда потомок, находит свое имение и хочет в него вернуться — у нас такая была идея — не ожидая федерального закона, он обращается к местным властям — губернатору или главе управы и предлагает передать ему имение в безвозмездную аренду с тем, чтобы он сам ее реставрировал. Если здание пустует, руинировано и не используется (не стало детским лагерем, например, или санаторием), то ему могут это передать. Я сам много лет занимаюсь этим процессом в орловской области.
 
Есть еще такая форма, как у Муравьевых-Апостолов, которые купили свой особняк у правительства Москвы, как новые собственники за счет того, что привлекли инвестиционные средства французских капиталистов. Так же сделала семья купцов знаменитых чаеторговцев Перловых, у которых чайный дом на Мясницкой. Это была их частная собственность до революции, а теперь они его опять купили у правительства. А затем купили и весь верхний этаж, расселили всех жильцов и сейчас там сами живут и занимаются торговлей чаем. Они тоже из Франции. Потомки все эти купили по современным российским законам, но свою же собственность. Шаховские, например, купили квартиру в собственном дворце в Петербурге — в большом доме, который сначала был полон коммунальных квартир, потом его преобразовали в частный сектор. Дождавшись момента одну частную квартиру в своем дворце на набережной они и купили.

 

Какой абсурд — быть вынужденным купить собственную собственность! Власти никак не пытаются идти на встречу, чтобы ссужать усадьбы в аренду?

Мы вынуждены считаться с законодательством, хотя его позиция не современна. Сейчас вышел новый закон Минкульта, ведь это были раньше памятники архитектуры, они были изъяты из оборота, а теперь с них сняли мораторий, их можно покупать. Или за один рубль за квадратный метр можно взять дворец или дом в аренду, но государство отягощает арендатора реставрационными работами, а если они не ведутся — объект изымают.

Памятники архитектуры невозможно купить, они остаются в собственности государства. Но государство не в состоянии их содержать, и стало их отдавать — практика, которая известна в Европе. Там за 1 евро можно купить пустующий замок. Но научная реставрация стоит миллионы. Никто, однако, в России не побежал брать особняки за рубль. Потому что обязательство научной реставрации — очень затратная статья, и это не совсем то, что люди хотят для себя сегодня. Они хотят реконструкцию для современных нужд. На научную реставрацию могут пойти только потомки да и то при помощи государства.

Это большая работа воссоздать усадьбу и сделать из нее музей. Коллекционный реквизит растрачен, но мы же решились на восстановление церквей, хотя там были заводы, институты, квартиры.

А расскажите о своем имении — как вы его облагородили?

Каменское, ныне Сабурово, Орловская область. Это военная крепость конца 18 века., построенная моим предком. Оно руинировано, совершенно не жилое. Там стоит церковь —  тоже мы в начале 18 века строили, — в которой похоронен мой предок фельдмаршал граф М.Ф. Каменский, который титул графа получил при Павле I. Мы нашли его останки, ордена нашли в земле в 1995 г. Могила была разрушена большевиками, — там клады искали — утеряна, и мы ее восстановили: поставили иконостас, убранство церкви воссоздали. Десять лет на это ушло: храм был вообще пустой — без окон, без дверей, пол земляной, в нем не велись службы 80 лет. Но там была фамильная усыпальница и мы с братом взялись.

Это то единственное, что мы смогли сделать в этой программе, церковь все-таки не частная собственность, а общественная. Местная власть нам способствовала административно, но не финансово. Крепость в аренду так и не дали, она продолжает разрушаться.

Сегодня Минкульт вышел с мегапроектом создания и возрождения целой сети имений по России. Надеюсь с привлечением потомков к созданию «живых музеев»! Такая практика давно существует во всей Европе: я гостил в частных замках Германии, Франции, Италии у потомков герцогов, принцев и графов. Их нынешняя жизнь, встроенная в вековое владение — это удивительные впечатления.

В России для этого есть огромные возможности: программа внутреннего туризма получит развитие, на мой взгляд это также будет способствовать образованию патриотичной молодежи, ведь чтобы любить и уважать Родину надо знать и видеть ее великое прошлое.

 

И как вы видите реализацию? Судя по европейскому опыту замки превращают в бутик-отели или частные музеи. Резонная схема?

Все хотят социализировать, но частная собственность предполагает, что в ней живет семья и ее потомки. Я изучал частную практику сохранения имений в Германии, Франции и Италии: нынешним собственникам государство компенсирует 50 % реставрационных денег, поскольку они являются памятниками архитектуры или частью ландшафта, городского пейзажа, достопримечательностью — там могилы, картины, почетные гости, вся история страны!

Но государство субсидирует при условии, что собственник частично использует имение как музей. На лето семья уезжает, отдает управление тур-фирме, либо открывает парк для туристов, но продолжает в замке жить и считаться носителем истории. Именно это другим людям интересно и необычно.

Кстати эту частную собственность нельзя изъять за долги, она за фамилией закреплена, государство таким образом обязывает семью это хранить. И это работает везде в Европе. Мы же знаем только пустые «мертвые» музеи с экспонатами и гидами. Это совсем не то! Изучать историю по документам — это смешно! Бумаги молчат, вы движетесь наощупь, в потемках, если нет комментариев живых носителей.

Реституция дала бы другой тип собственника — патриота, а не космополита.

Loyalroyal.me Но продавать свое имение семья имеет право?

Многие продают. Семьи не все выдерживают. Все понимают, что если семья продала свое имение, то внутренности будут вышвырнуты и место перестанет быть историческим. По такому случаю все скорбят. Из 200 замков Луары продано порядка 50. А 150 — в частной собственности. Когда мы ездим по Луаре туристами, то что мы видим — это 50 проданных. А где жилые — там туристы бывают в режиме жизни хозяев.

Есть богатые семьи — они туристов не пускают. Но они в обороне, им нелегко. Они не буржуазия, у них не много денег: некоторые из них успешны в бизнесе и они пытаются противостоять времени, не продавать, а передавать это детям, чтобы дети это несли. Это огромные обязательства, ведь вместо того, чтобы купить себе шикарный автомобиль и поехать в Канны, он должен крышу чинить, потому что он вырос там и это должно достаться его детям.Все эти семьи заняты аграрным бизнесом на собственных землях.

Вообще это консервативное воспитание.  Тем не менее такие семьи есть и они считают, что это их обязанность. Они хранители истории в своих странах. У нас этот опыт пока никак нельзя приложить, хотя потомки есть. Есть семьи, история которых настолько длинная, что через них проходит вся история Руси и России. Эти семьи отлично знают свою историю и это их отличительный признак. Это большая работа воссоздать усадьбу и сделать из нее музей. Коллекционный реквизит растрачен, но мы же решились на восстановление церквей, хотя там были заводы, институты, квартиры. Никто ведь не думал, что это заживет заново. А сейчас им места даже не хватает — они просят добавочные дома, земли, участки. Церковь разрослась и заняла прочное место в обществе, а начиналось это в том же 1996 году: мы в Госдуме поддержали закон о реституции церковного имущества. Но вот церковь в ответ нас не поддерживает, молчит, хотя могла сказать слово о нравственном аспекте происхождения приватизации и реституции. Только наш орловский Митрополит Антоний сказал с амвона на проповеди в нашем храме о восстановлении крепости и нашем статусе.

 

Loyalroyal.me А какое политическое обоснование реституции вы предлагаете?

Правительство не решается на этот политический шаг. Потому, что тогда какие-то революционные завоевания придется попрать. Ведь революция была сделана с учетом прежде всего пересмотра права на частную собственность. А потом это за собой потянет не только особняки Москвы, но и земли, а в итоге и недра… Недра же существуют на частной земле и мы вытаскиваем уже ковер из под приватизационного процесса 90-х. Но разве государство и нация довольны теперь всем этим? Реституция дала бы другой тип собственника — патриота, а не космополита.

Исторически у нас изъятие имений не было обусловлено решением суда, это было изъято незаконно, просто в отсутсвие владельцев, поэтому сделки с ним в международном пространстве и праве очень затруднены.

Loyalroyal.me Это подтверждается опытом реституции в Европе?

Вся восточная Европа, которая перешла в западную после объединения в Евросоюз, получила обязательное условие: проведение реституции. Представьте себе, они нашли конценсус, старый собственник завода, гостиницы или дома, который нельзя изъять, получает 25 процентов от дохода, то есть становиться акционером; далее, кто уже вложился в его имущество в капиталистический период, или в социалистический период — были крупные инвестиции —  в результате все учтены и получают свои доли; часть получает правительство, и, наконец, новый владелец, купивший ныне, тоже становится акционером. Поэтому методика этого процесса найдена. Везде — в Румынии, в Болгарии в Германии, Югославии, Венгрии — везде был запущен этот процесс. Собственность возвращали сначала королевским семьям. Это важно и это нравственно.

 

Loyalroyal.me А как люди получившие имущество им распоряжаются?

Некоторые продают тут же — не хотят возвращаться, но теперь акт покупки у них легитимен: вы навсегда становитесь собственником и распоряжаетесь как хотите. Можете продать, можете оставить детям. А что происходит у нас? Вот купили вы особняк, у кого? У правительства Москвы? А откуда он у него? Изъятие после 1917 года? Эта сделка во времени не долговременна, юридически она ничтожна, вы не можете его заложить в западный банк. Почему? Правительство получило особняк от советской власти, а советская власть ее изъяла. Все юристы-международники говорят, что эти акты вне закона, эта покупка краденого без срока давности и что они никогда не будут признаны легитимными в мире.

Везде система наследования выделена из системы государственных прав, это классическая юриспруденция. Везде наследство и его право идет сквозь государственные права, оно им не регулируется, если только нет решения суда, что у вас отнимают собственность потому, что вы нарушили закон. Исторически у нас изъятие имений не было обусловлено решением суда, это было изъято незаконно, просто в отсутсвие владельцев, поэтому сделки с ним в международном пространстве и праве очень затруднены.

Знаете ли вы, что сегодня реституция не проводится только в трех странах — на Кубе, в Корее и в России.

Loyalroyal.me А если перейти к истории земель и территорий, то как изменилась бы картина собственности?

А если мы перейдем к истории земель и территорий, не частных маленьких внутренних вкраплений на карте, а в ее периферии, во всей карте нашей страны, то что мы увидим — удивительно! Сразу вдруг решаются многие вопросы: скандал с Крымом легко бы кончился, если бы мы стали Российской Империей, или ее приемником. Ведь это такая же была бы реституция, но для всей земли. Вся Украина или почти вся автоматически стала бы Малороссией.

Сегодня мы поднимаем имперские знамена, а у нас социалистический принцип собственности! Как так? Не будь его — мы бы автоматически вернули не только особняки, но и внешние границы.

И сложный грузинский вопрос, и украинский, и крымский, и прибалтийский, и польский, и финский были бы как-то иначе решены. Или пусть нации выкупают у нашего правительства свои страны или пусть входят обратно в империю. Вот тогда все детонаторы антирусского (антисоветского) процесса были бы укрощены, в страну вернулись бы народы или компенсации за отданные Лениным земли при начале советской власти.

В какой-то период СССР собрал силой обратно несколько стран, но раздача Империи все равно была — мы отдали безвозмездно Польшу, Финляндию, Монголию, остров Шпицберген, часть Армении с горой Арарат, мы продолжаем сужаться. Сегодня у нас уже нет средней Азии, Балтики, Кавказа. Сегодня, став самостоятельной, Грузия нас нервирует; Украина хочет стать Польшей, а все это могло решается бескровно — мирным реституционным процессом.

Потому что отдав внутреннее имущество, государство имеет право получать внешнее имущество. Россия, став правопреемником Российской Империи, получила бы огромные преимущества, но почему-то эта часть истории в 1000 лет фактически отрублена и мы де юре преемники СССР. Если же мы возвращаем себе свою историю — мы отдаем долги империи и получаем долги империи.

 

Loyalroyal.me Но насколько это готов принять мир такую масштабную реституционную программу?

Всегда, во все времена, во всем мире, собственность существует по одним законам. Мы, то есть СССР, явилось нарушителем этого закона. Знаете ли вы, что сегодня реституция не проводится только в трех странах — на Кубе, в Корее и в России. Это три страны, которые отказываются от данного принципа. Америка всего это начала, захватив земли индейцев.

А вот Китай, например, давно пошел на это: он компенсировал постепенно еще в советский период деньгами все то, что коммунисты изъяли у владельцев. Именно поэтому, Тайвань и Гонконг, где живет эмиграция «белых» китайцев , бежавших из страны и живших по капиталистическим законам — получали выплаты за то, что изъяли во время революции. Сегодня после объединения эти семьи радостно вернулись. В Китае полное согласие гражданского общества, поэтому у них такой бум бизнеса. Весь социалистический бизнес возглавили капитаны из кланов Гонконга и Сингапура. Вернувшись, они бросились служить государстве, которое их не обмануло. Так возникло единение, а бывшие конкуренты из компартии взяли на себя примирительную роль. Поэтому они осталась у власти, но совершив акты примирения, они теперь уже националисты, а не коммунисты.

Это большой пример. Вот как можно обьединить и гигантский человеческий ресурс, и природный ресурс, и технологии, и капитал. У эмигрантских кланов огромный опыт — 90 лет они жили в капитализме, а у бывших комми — опыт управлением огромным населением, которое при их правлении было создано и увеличено до таких масштабов. Вот поэтому Китай сегодня — первый в мире. Мы могли бы с них взять пример в этом вопросе. 

Россия нынешняя должна стать правопреемником Российский Империи. Внучка должна признать свою бабушку и получить ее огромное наследство.

 

Loyalroyal.me Что поможет нам избежать войны и изоляции одновременно?

Война на Украине — это ужасно. Это Гражданская война. Война славян. Война внутри одной Империи. Война сослуживцев и однополчан. А ведь именно славяне составляли самую сильную армию империи. В Первую Мировую Войну рекрутировались в армию только русские белорусы и украинцы. Кавказ, средняя Азия и Балтика выставили только дворянские полки . Остальное население только мечтало в армию попасть, это была большая честь. Гражданская Война среди одного этноса, среди славян — всегда трагедия, гибнут лучшие…

 

Loyalroyal.me Каким образом реституция могла бы повлиять на взаимоотношения между Россией, Украиной и Крымом?

Надо понимать что Украина — это исторически часть Польши. Она находилась в ее составе более 400 лет. Там состоялась за это время своя карта территорий собственности. После вхождения ее в состав Империи при царице Софье, там естественно были оставлены только те магнатские имения, владельцы которых перешли на русскую службу. Самым крупным землевладельцем Украины, например, был гетман Мазепа Бонч-Калединский (около 100 тыс крестьян и около полумиллиона гектаров).

Если реституция пройдет в Украине при вхождении ее в Европу, скорее всего будут учтены только польские интересы до периода нахождения ее в России. Это видно сегодня по характеру их исторической пропаганды. В Польше реституция уже прошла и она получила экономический подъем. Но русский период 1815-1917 гг. не был учтен! Россияне строили тогда новый капитализм и не следили за этим. Если Россия вдруг решиться и проведет реституцию, то в Крыму, где много наших имений, русская карта собственности возобладает.

Если мы потребуем после этого проводить реституции в Украине, то мы получим много частных русских земель, пусть и внутри другой страны. Или, как вариант, возникнет иное, кардинальное решение вопроса: реституция всей территории Империи. А до тех пор, пока мы будем опираться на международное право советских времен, нам будут вменять ялтинские территориальные решения (Кенигберг, Сахалин, Львов) и будапештский меморандум 1994 по Украине. Поскольку мы ни те, ни те решения не выполняем, то  мы периодически получаем  внешнюю изоляцию как наказание. Сколько можно? Пора встать на ноги и выпрямится во весь рост: Россия нынешняя должна стать правопреемником Российский Империи. Внучка должна признать свою бабушку и получить ее огромное наследство.

Ксения Ферзь

Семья Дюранди де Наруа-Тюрго — интервью со всеми членами семьи

В Сhateau Lantheuil в Нормандии уже четыре века бессменно живет одна семья...
Прочитайте больше

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *