Ксения Маркова: «Этикетом мы обязаны венецианцам, бургундцам, и только потом французам»

Share on FacebookShare on Google+Pin on PinterestTweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK

Ксения Маркова

Ksenia Markova

Эксперт по европейскому этикету, член Международной Ассоциации Специалистов по Протоколу, энтузиаст в вопросах исторических бытописаний рассказывает, что слава, связанная с возникновением европейского этикета принадлежит не только Королю-Солнце Людовику XIV и, как следствие, не вполне Франции…

Loyalroyal.me Меня терзают смутные сомнения на предмет того, что этикет зародился во Франции. Было бы наивно полагать, что до правления Людовика XIV в Европе не было этикета. Уверена, что поведенческая конвенция восходит к античному периоду, если не древнему миру. Вы меня поддержите?

К.М. Это, конечно, отчасти зависит от того, что вкладывать в само понятие «этикет», ведь никакого, скажем так, энциклопедического определения этого термина не существует. Есть трактовки. Конечно, во все времена люди придумывали как приветствовать друг друга, как и что есть, с кем, и самое главное, как проявлять уважение, ведь в этом, на мой взгляд, и состоит основной смысл этикета. Ведь уважение во все времена необходимо было выразить так, чтоб это было очевидно и тому, кому оно адресовано, и всем окружающим тоже. Такая правила существовали издавна.

Касательно античных греков: понятие «симпосион», о котором рассуждал Аристотель в своем труде «Политика», было значимой частью общественной жизни с определенными ритуалами и правилами. Римляне имели традицию собираться за столом лишь узким или не очень, но кровным составом, чтобы мирно разрешать какие-то проблемы. Это уже предпосылки правил рассадки! Это уже правила ведения светской беседы.

Важно учесть и еще одну важную, на мой взгляд, деталь. Этикет всегда распространяется сверху вниз, я не помню такого, хотя я, конечно, не историк, чтобы какое-то правило поведения зародилось в отдаленной деревне среди пастухов и потом дошло до аристократов или правящей элиты. Бывает наоборот, от дворцов — к аристократам — скопировала и внесла свои изменения буржуазия, когда этот класс уже появился, и далее — в народ. И правило либо сохраняется, либо исчезает, оставляя светлые или не очень воспоминания потомкам. Мир этикета, протокола и церемониала, конечно, существовал и до солнечного Людовика, хотя термин принадлежит его эпохе. И заслуги его огромны, спору нет, но с моей точки зрения, французы все же сумели их несколько преувеличить.

 

Loyalroyal.me Выглядит как ловкий PR ход. Ведь  нельзя забывать, что роль Ренессансной Венеции колоссальна в становлении благородного европейского общества. В 1558 году выходит книга Джованни делла Казы «Галатео или о нравах» — [ Il Galateo, overo de’ costumi ]. А это на столетие раньше Версаля! 

Роль Италии вообще первостепенна, и на самом деле именно ее считают родиной этикета. Венеция, Флоренция… Пример. Появление и использование вилки считается одним из очень важных и поворотных пунктов в истории и развитии этикета. Путь этот был, прямо скажем, тернист, нелегок и бесконечно длинен.

Впервые вилка упоминается в хрониках в 1072 году когда византийская принцесса Мария Иверская прибыла для бракосочетания с венецианским дожем. В ее приданном была вилка. Да, была и была, никто особо не впечатлился, подозрительный предмет и бесполезный. Во Флоренции во времена расцвета правления Медичи использовали вилку, и во Францию, к слову, она прибыла в приданном Екатерины Медичи и опять не прижилась. Сын Екатерины Генрих III, о котором мы еще немножко поговорим позже, пытался ввести ее  в обиход, но столкнулся со страшными протестами церкви. И только потом уже наш Людовик XIV и уже в конце жизни… А до этого, к слову, он восхищал своих придворных умением есть руками. Особым изыском считалось управляться тремя пальцами; многие аристократы использовали два ножа; популярен был вариант трапезы в перчатках.

Что касается англичан, то некто Томас Кориат посетил Италию в 1608 году. Как было принято в те времена, люди вели дневники, и он тоже очень подробно описал свои впечатления. Больше всего его поразило то, что итальянцы не одобряли еду руками и использовали вилы, когда ели мясо. Они, конечно, были с двумя зубцами и именно такие наш путешественник привез к себе на родину. Желая удивить своих знакомых, на званом обеде он вынул сии диковинки и попробовал доказать, что так есть удобнее. К сожалению, опыта большого у него не было или еще была, что называется, не судьба… мясо соскользнуло и упало на стол. Конечно, наш герой подвергся насмешкам, многие были просто оскорблены — что значит, так гигиеничнее, неужели он думает, что в Англии не моют руки? Совсем сошел с ума в своих путешествиях! Я так думаю, еще лет 50 или побольше о вилках и не вспоминали в тех краях.

Вообще, есть мнение, что вилка прижилась только когда в моду вошли большие воротники, очень сложно стало банально доносить еду до рта. И если уж заговорили о вилке, в нашей истории тоже получилось очень интересно. Вилка попала к нам с Мариной Мнишек, на дворе был 1605 год. На свадебном пиру такое демонстративное использование явно бесовского предмета совершенно шокировало русское высокое общество и особенно духовенство. И да, именно вилка выступала весомым аргументом общественного недовольства и волнений.

 

Loyalroyal.me А теперь просим о роли Бургундии в становлении этой великосветской дисциплины! 

На этом мне очень-очень хочется остановится поподробнее, оно правда того стоит, с моей точки зрения. Давайте сначала вспомним, что представляла собой Бургундия в лучшие свои времена. Бургундские владения включали практически все Нидерланды: Фландрию, Голландию, Зеландию, Геннегау, Брабант, Лимбург, Ретель, Пикардию, Люксембург, Гелдерн, Артуа и находящиеся в зависимости Клеве и Утрехт, а также группу владений на границе Франции и Германии до Швейцарских кантонов: саму Бургундию, Франш-Конте, Невер, Макон, Осер, Шароле, Брейсгау и Зундгау, Лотарингию и Бар. Это не все, но общее понятие о размахе происходящего, я думаю, дает.

Теперь для полноты картины можно вспомнить кем были герцоги Бургундские. Ну, в общих чертах так: это тоже Капетинги, только младшая линия Валуа, то есть они, конечно, королевской крови и трон он же всегда был от них… недалеко. Сегодня кажется, что об этом можно только мечтать, но это реально — история знавала такие переходы. Стоит добавить, что Франция была очень неоднородна и разрозненна, там было много внутренних и внешних трудностей, но это не наша тема. Проще говоря, герцоги Бургундии были и богаче, и в чем-то влиятельнее французских королей тех времен. Они, конечно, формально были вассалами короля, но весьма вольно трактовали эту зависимость. Я бы сказала, что они не вполне осознавали себя французами, поэтому в разное время весьма продуктивно и активно дружили и с английским, и с французским королями.

Что важно для нас: Именно здесь при дворе герцогов бургундских церемониал двора стал настолько определенным и сложным, что потребовалось создать (и это было сделано впервые в европейской истории) должность церемониймейстера. Оливье Ламарш. Не французский двор, не испанский, и не английский.  Двор герцога Бургундского. В разное время именно здесь скрывались и гостили английский король Эдуард IV Йорк и французский Людовик XI. Все были под огромнейшим впечатлением. Такого не водилось нигде. Именно по просьбе Эдуарда IV Оливье Ламарш сделал подробное описание церемониала «Службы при дворе Карла Бургундского Смелого». Королю был предложен образец церемониала и придворного этикета. Слова, конечно, такого не было, но суть…

Мы сейчас говорим о семидесятых годах пятнадцатого столетия, примерно 1474 год.  И просто для сравнения: во Франции подобная должность появилась в 1585 году при Генрихе III, в Англии — в 1603 при Якове I, основоположником испанского церемониала считается Филипп II, в России появление подобной должности датируется в 1727 году и упоминается в Табели о рангах.

 

Loyalroyal.me Боюсь французам будет все же недостаточно этих доводов для развенчивания мифа о том, что родина европейского этикета — не вполне королевская Франция. Какие еще аргументы можно добавить к этой теории?

Хорошо, еще буквально пару слов о том, что случилось с потомками герцогов Бургундских, это интересно и важно. Наследница этого титула Мария I Бургундская Богатая (1477—1482) вышла замуж за Максимилиана Габсбурга — будущего императора Священной Римской Империи. Этому браку очень содействовал и наш господин церемониймейстера Оливье Ламарш, который занимался воспитанием их сына — Филипа I Красивого, который был первым Габсбургом на испанском престоле, который он получил через женитьбу на Хуане Безумной… Так церемониал пришел в Испанию.

Дальше — об их сыне Карле V Габсбург — император Священной Римской империи, к слову, никто и никогда не имел больше титулов, чем он: их было больше двадцати, и среди них был титул герцога Бургундского. К его двору однажды прибыл для службы знаменитый Эразм Роттердамский (1469-1536), уроженец (опять же!) бургундских Нидерландов, европейский мыслитель, много писавший о хороших манерах в том числе.

Ну, и наконец, Филип II, которого мы уже упоминали его как основателя испанского церемониала. Его воспитанием занимался в, том числе, и выходец из Бургундии канцлер Гранвела и делал он это по принципам, изложенным в трудах Эразма Роттердамского и мемуарах Оливье Ламарша. Таким образом, я считаю, можно заключить, что все европейские дворы в целом имеют единый или схожий церемониал и он по своему происхождению — бургундский!

 

Loyalroyal.me Браво! А теперь вернемся к роли Екатерины Медичи, которая привезда во Францию вилку. Что еще она подарила светской моде своей эпохи?

Екатерина Медичи, конечно, вошла в историю как классическая злодейка, но если посмотреть на ее судьбу то, если честно, нисколько ее не оправдывая, было там с чего утратить доброту и ангельский характер. Но если говорить по нашей теме, то сделала она немало. Мы обязаны ей не только появлением вилки во Франции, но еще Екатерина Медичи познакомила француженок с миром нижнего белья и костюмом наездницы; черный цвет стал символом траура; она носила каблуки и использовала помаду, ну почти помаду, скажем так, на основе пчелиного воска.

Во Франции появилось мороженое! Это же был настоящий шик, его было нелегко сохранять, ведь никаких холодильников не было. Но самое главное, до ее появления ныне хваленая французская кухня представляла собой условно: цыпленок в зайце, заяц в козленке, козленок в быке. Не было никакого понятия о меню и о какой-то последовательности и сочетаемости блюд, ели вперемежку сладкое и соленое, горячее и холодное, сырое и жареное… По сути, она придумала само понятие меню и приложила много усилий для развития французской кухни. А теперь мы знаем, что французы очень гордятся своей едой и умением сочетать ее с напитками и тонкостью подачи. Им удалось объявить свое гастрономическое умение наследием ЮНЕСКО. По сути весь  французский этикет, застольный, очень сильно базируется именно на самой еде. За это Екатерине Медичи большое спасибо. К тому же за то, что она была матерью трех французских королей и одной королевы…

Одним из этих французских королей был Генрих III. Модник был – не то слово. Но что важно для нас: именно в его правление было издано три королевских регламента — они называются ордонансами — 1578, 1582 и 1585 года. В разной степени, но они все о создании и структуризации дворцовых служб, систематизации церемониала торжественного и повседневного, который включал в себя не только правила вежливого и обязательного поведения, но и четко обрисованные обязанности придворных по отношению к королевской семье.

Кстати, Генрих III был королем, который уже не считал себя лишь первым дворянином Франции и для которого идея королевского величества значила уже большее, чем было принято раньше. Именно при нем утвердилось новое, пришедшее из Испании, обращение к его персоне — «Ваше Величество». Право состоять при дворе или на службе в доме короля можно было обрести лишь при рекомендации родственников или покровителей, которые занимали бы уже определенное положение и уже некоторое время. Так стали образовывать придворные кланы. Члены одной семьи могли из поколения в поколение занимать одну и ту же должность и, конечно, они знали все досконально. С 1579 г. должности могли занимать только родовитые дворяне, что автоматически придавало и без того престижным должностям еще большую привлекательность. Регламентом 1585 г. впервые учреждалась должность обер церемониймейстера. Интересно, что с 1585 по 1684 год эту должность удерживала в руках, как я уже говорила, одна семья По де Род.

Надо сказать, что и Екатерина Медичи и Генрих III отлично поняли одну важную вещь: и этикет и церемониал — это отличная возможность держать в руках реальную власть. Увы, времена были не те: религиозные войны и борьба с де Гизами не оставила Генриху сил и времени. Судьба не оставила его имени в истории так тесно связанным с этикетом как имя другого французского короля Людовика XIV. Хотя это и не совсем справедливо.

 

Loyalroyal.me Так какое же в реальности наследие оставил после себя Людовик, которому досталась вся слава, и имя которого чуть ли не синоним этикета?

Когда мы говорим о Людовике XIV, том самом, который придумал слово этикет и сделал свой Версальский двор настоящей легендой, очень важно немножко рассказать о том, что тем прекрасным событиям предшествовало.

Людовик стал королем очень рано. А как говорят, младенец и слабоумный на троне — это больше, чем мечта любого двора. Перспективы открываются неописуемые, не так ли? Воспитанием Людовика занимался кардинал Мазарини, и, надо отметить, сил на это не жалел. Как и средств. Людовик получал все, что его душе было угодно. Все, кроме власти. Но когда кардинал скончался, по свидетельству очевидцев, молодой король уже утром следующего дня дал понять, что более в опеке он не только не нуждается, но и не потерпит ее. Изменилось все – жесты, тон. Он проснулся другим человеком, или в нем проснулся другой человек. Ну, а для тех, кто не сразу догадался буквально через несколько месяцев произошла история, которая внятно продемонстрировала даже самым недогадливым: как теперь обстоят дела в королевстве, и кто там заказывает музыку.

Весь двор был приглашён в гости, как сказали бы сейчас, к министру финансов Фуке. Самому богатому и могущественному человеку во Франции. Тот в свою очередь, желая угодить королю, старался изо всех сил и буквально ослепил всех роскошью своего замка и приёма. Однако, по недомыслию, наверно, совершил роковую для своей жизни и карьеры ошибку.

За несколько лет до этого ситуация во Франции была настолько критична, что королевская семья вынуждена была вместе с некоторыми семьями аристократов отдать свои золотые столовые приборы в переплавку. Тут нужно уточнение: французское столовое золото и серебро всегда очень высокой пробы. И вот садится августейшее семейство за стол и видят… История умалчивает своё ли золото они видят или такое же или даже ещё лучше, но лучшего доказательства нечестности министра представить себе невозможно. Современники пишут, что король аж побелел от ярости и прошептал своей матушке: «Я немедленно прикажу арестовать мерзавца». Ответ Анны Австрийской стоило бы внести во все учебники по этикету в раздел «хозяева и гости». Она ответила:» В его собственном доме? Вы — гость. Сын мой, даже король не может попрать законы гостеприимства».

Да, король сдержался, но, конечно, отправил Фуке в изгнание на очень долгие годы и даже лично ужесточил ему меру наказания. Фуке увидел своих родных уже только перед смертью и никогда больше не видел короля.  Но цель была достигнута, никто больше спорить не хотел, ведь если так обошлись с самым могущественным человеком во Франции, то уж большого ума не надо предположить как с другими может пойти… Это просто один из фактов, на мой взгляд, объясняющий почему далеко не все достигают абсолютной монархии и почему этикет так быстро прижился и устоялся.

Что касается самого термина, то не буду долго пересказывать, ведь это было опубликовано много раз. Построив Версаль, вложив в него много сил и нервов, королю совсем не нравилось, что его придворные ведут себя кое-как, топчут газоны и без почтения относятся к имуществу. Вот и придумали такие карточки, на которых писали некоторые правила поведения, были и бытовые вроде «не срывайте цветы» и более изощренные «соблазните графа N». Эти карточки и получили название «этикетки».

Людовику удалось достичь того, что Екатерина Медичи и Генрих III только замышляли: он стал поощрять и наказывать за нарушение и соблюдение правил! Это стало реальным инструментом абсолютной власти. И это было всем очевидно. Прекрасный пример этой власти: когда в Версале решили поменять обои, тканевые, разумеется, то старые не выкинули, а раздали приближенным, но не в равном, конечно, количестве. И вот у кого-то кусочек только на воротничок, а у кого-то все тридцать три оборки — и тут же всем ясно, кто ближе к королю!

 

Loyalroyal.me И, наконец, несколько слов о становлении этикета как образовательной дисциплины или как мы бы сейчас это назвали системы тренингов?

Да, очень важная вещь. Последняя жена Людовика XIV мадам де Ментенон — личность, конечно, неоднозначная. Для нас эта дама интересна в первую очередь как создательница первой в Европе школы светского характера для девушек. Сен Сир представлял собой что то вроде института благородных девиц, где по сути больше внимания придавалось воспитанию и манерам, а не обучению. Открылась школа в 1686 году, и сначала там находилось 250 воспитанниц. В 1701 году маркизу де Ментенон в Сен Сире посетил Петр I.
В России Смольный институт благородных девиц появился при Екатерине II в 1764 году. Устав предусматривал возможность воспитания 200 девушек из дворянских семей. Таким образом создание первого подобного заведения в Европе и создание аналога в России разделяет не так уж много лет. Но каких лет для России ! И в плане развития этикетных норм тоже…

Share on FacebookShare on Google+Pin on PinterestTweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK
Ксения Ферзь

Солидарность с родиной или со здравым смыслом

Потомки русских аристократических родов, ныне находящиеся в эмиграции, разделились на два лагеря....
Прочитайте больше

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *