«Мир Кристины» Эндрю Уаета, или чего не хотел писать художник

мир кристины картина

Информация о том, что героине картины Эндрю Уайета поставили диагноз мышечной дистрофии прилагается почти к каждому описанию его работы. Но история болезни как будто имеет мало отношения к произведению Уайета. Все биографические данные героини едва ли корелируют с холстом. Их просто нет в ней. И то, что на картине не юная девушка, а женщина, которой за 50; и что позировала художнику не сама Кристина, а его жена – все это детали, которые только сбивают зрителя с толку.

Признаюсь, я, как и большинство, пала жертвой первого поверхностного впечатления. В хрупкой фигурке я увидела девочку. Девочку, которая бежала к своему дому и вдруг споткнулась. Вся ее поза, весь ее порыв направлен туда, к дому. Кажется, что сейчас она встанет, отряхнет платье, и снова побежит.

Потом я много читала о картине. Почти во всех статьях говорилось о каждодневной борьбе парализованной женщины за свою личную свободу, о вызове, о подвиге. А я все никак не могла избавиться от первого впечатления: девочка в розовом платье, случайно упала на бегу, и готова вот-вот снова помчаться к дому…

Я рассматривала картину в деталях. И, наконец, разглядела едва заметные детали: седину в волосах Кристины, и пальцы, вцепившиеся в землю, грязные от этой же земли, и серый некрашеный дом, и каждую выгоревшую травинку на поле. Я выучила картину наизусть, и тем не менее, никак не могла почувствовать в ней борьбу и вызов. Пока, наконец, не поняла, что мне мешает воспринять картину вся прочитанная о ней информация.

Тогда я задалась извечным вопросом «Что хотел сказать автор?» Если бы автор хотел показать борьбу, он мог бы назвать картину «Борьба Кристины», не так ли? Он изобразил бы Кристину крупным планом, возможно, даже лицом к нам. Чтобы мы прониклись всем ее подвигом, трудом, вызовом. Но он показал нам только хрупкую фигурку в неловкой позе, и дом вдалеке.

По первоначальному замыслу, художник и вовсе не хотел писать фигуру женщины! Полотно задумывалось без Кристины, художнику казалось, что ее присутствие в этом мире и так должно было передаваться зрителю: бескрайнее поле, дом у самого горизонта, кусок неба. Мы смотрели бы на мир глазами Кристины, не видя ее саму.  

Эндрю Уайет о «Мире Кристины» и своем творчестве: 
«Понимаете, важно постоянное присутствие на месте действия. Мне надо жить в окружении того, о чем я пишу. Тогда в какой-то момент можно ухватить смысл. Когда я писал «Мир Кристины», я пять месяцев работал над полем… Я хотел бы написать только поле без Кристины и заставить почувствовать ее присутствие…» 

Но затем замысел изменился.  

Однажды художник увидел соседку из окна своего дома. Она сидела на траве в той самое позе, в которой изображена на полотне, и казалась обессиленной. Первым побуждением Уайета было броситься ей на помощь, но он тут же понял, что своим порывом только оскорбил бы эту женщину. Она, которая отказывалась от инвалидного кресла, в котором ее должен был бы кто-то возить, вовсе не нуждалась в помощи. Ее выбором была свобода, в т.ч. и свобода передвигаться самостоятельно, туда, куда и когда она сама решит.  

Уайет не решился просить Кристну позировать ему для картины. Вместо нее это сделала жена художника. Так же он долго сомневался, показать ли уже готовую картину Кристине. Потом он все же это сделал, но к сожалению, нам неизвестна ее реакуия на полотно.  

Глядя на эту работу, мы видим дом как бы с двух точек сразу. Глазами Кристины, из ее положения. Расстояние до него такое большое, да еще и в гору. Кристине предстоит проползти на руках это выгоревшее поле. Но она делает это уже не в первый раз! И не в последний. И глазами художника, с высоты второго этажа его дома: Кристина внизу, мы только сторонние наблюдатели ее жизни. Этот удивительный ракурс, созданый художником, позволяет нам находиться внутри картины, находясь вне ее. Мы и зрители, и в то же время участники. Мы приглашены в мир Кристины на равных. 

Уайет писал и другие портреты Кристины. На них она красива и спокойна. Спокойна тем внутренним спокойствием человека, который смотрит на мир уже из окна своего дома.

Мария Павлова

Лицо Симонетты Веспуччи в работах Ботичелли

Златовласая Флора, Венера, Мадонна, прекрасная дама с косами, уложенными в невероятно сложные прически,...
Прочитайте больше

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *