Татьяна Ивановна Коцубанова о будущем изящных искусств в России

ТАТЬЯНА ИВАНОВНА КОЦУБАНОВА О БУДУЩЕМ ИЗЯЩНЫХ ИСКУССТВ В РОССИИ [интервью с генеральным директором галереи Волхонка Гранд]
Share on FacebookShare on Google+Pin on PinterestTweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK

Татьяна Ивановна Коцубанова

Генеральный директор Центра Изящных Искусств «Волхонка Гранд» поделилась в личном интервью с LoyalRoyal.me своими взглядами на актуальное искусство, роль дворянских званий в современной России и ценность культурологического образования. 

 

Loyalroyal.me Существует афоризм Карла Крауса: «Вкусы королей отличались от вкуса народа. Поэтому народ ходит смотреть дворцы королей.» Справедливо ли на Ваш взгляд это высказывание, и как вы относитесь к популяризации элитарной культуры?

Т.К. Нувориши были очень умными людьми, которые взяли все самое лучшее из культуры аристократов и сделали это доступным большему количеству людей.

Задумайтесь, что привнесла французская революция? Сначала все равны: под одну гребенку головы летели, а потом снова появились богатые люди — и они не обязательно были аристократами, но они отсеяли все лучшее, что французская аристократия сделала для себя, и использовали это по прямому назначению — на благо себе и народа.

Они и технологии продвигали, и деньги начали работать по-другому. Все индустрии стали наращивать масштаб, но за основу теми самыми нуворишами были взяты лучшие произведения прикладного искусства, машиностроения и так далее.

Все, что веками копится всегда идет на благо человечества. Понимаете, умирали короли, кончались эпохи, но ремесленники, мастеровые, все производители жили дальше и преемственность стилей сохраняли. Поэтому трудно сказать, чем аристократический стиль отличается от буржуазного: человек старается вобрать самое лучшее, и не может противостоять развитию.

 

Loyalroyal.me Как Вы считаете, ускорение ритма времени, которое нивелирует эстетику в пользу практичности, грозит ли нам утратой мира искусных изделий? Или сохранить их — это уже миссия коллекционеров?

Т.К. У нас в Волхонка Гранд была выставка антикварных часов. На их примере можно было проследить, как мастерство литейного дела, чеканки передавалось и совершенствовалось. Когда пошло массовое производство, то делать многие вещи вручную стало слишком дорого. Это всегда было дорого, но в контексте массового производства ручная работа стала разительно отличаться от штампованной.

Но требование времени — это самая сильная мотивация для того, чтобы двигаться дальше. На смену приходят новые технологии, новое видение, меняется психология людей… На смену высоко искусных ценностей приходят высоко технологичные. Но интерес к аутентичным предметам обихода, которые приходят к нам из третьего мира или из древности, был, есть и будет всегда. Это, как раз, та самая красота, которую надо передавать из поколения в поколение.

Вот у нас сейчас проходит выставка икон. Представлены иконы от конца 14 до 19 века. На примере разницы эпох дониконовской и послениконовской иконописи — когда синод уже перестал контролировать иконописцев — начали появляться не канонические, просто немыслимые сюжеты, которые, тем не менее, являлись сакральной живописью.

Например, здесь в Волхонка Гранд  вы можете увидеть иконический сюжет сотворения мира. Такой иконы нет больше нигде… Мы собрали самые редкие иконы не только по историческому критерию, но и по сюжетному. Мы привлекаем частных коллекционеров: они нам доверяют и работают с нами. Эта выставка икон собрана полностью из частных коллекций. И мы ставили перед собой задачу показать людям то, что они никогда не увидят в одном пространстве.

 

Loyalroyal.me Как Вы и ваши коллеги, которые занимаются наполнением галереи, проводите отбор предметов искусства, какими эстетическими критериями вы руководствуетесь?

Т.К. Глаз, а в особенности тренированный глаз, улавливает соразмерность, уравновешенные соразмерные вещи. Например, чем меня удивляет Лондон, так это соразмерностью городского пейзажа человеку: там дом соразмерен человеку — нет каких-то немыслимых небоскребов, непропорциональных монументов. Город сделан для человека.

У нас команда маленькая, но качественная. Это люди очень грамотные, с высочайшим вкусом и пониманием того, что мы здесь должны сделать какое-то хорошее дело. Пространство галереи Волхонка Гранд обладает замечательной геометрией: в нашем распоряжении больше 2000 квадратных метров выставочного пространства. И потом, география: на улице рядом с самым главным храмом страны халтурить не станешь!

 ❖❖❖❖

Дворянство не бумагой надо восстанавливать, а отношением к истории своей страны и своим местом в этой истории.

 ❖❖❖❖

Loyalroyal.me А как Вы относитесь к несоразмерному кратоцентричному  Сталинскому Ампиру, которым полна Москва?

Т.К. Когда во Франции пришел Осман к власти, он снес домишки, которые давали возможность строить баррикады и построил проспекты — те самые, которые не преградишь баррикадой. Осман проблему городских артерий решил.

У нас Османа не было в Москве. Санкт-Петербург построен по геометрически четкому плану. Москва с ее радиально концентрическим строением — все дороги от Кремля — совершенно была не приспособлена к такому потоку транспорта.

Поэтому стали строить метро… И все дворцы ушли под землю. Возьмите колонны, украшенные окантовыми листьями. Окант являлся символом героев и правителей в античном мире. Наполеон это вернул в моду вместе со стилем ампир. И Сталин — с пафосом и колоссальным вложением денег — возводил дворцы под землей.

С точки зрения архитектуры и декора — это совершенно гениальные пространства: вспомните Комсомольскую — Коринская работа, Киевскую, оформленную Игорем Радаманом, Маяковскую — это же просто храмы! Разрушали одни храмы — строили другие… Опять время, время, время…

 

Loyalroyal.me Мне очень импонирует название Вашей организации: «Волхонка Гранд Центр Изящных Искусств». Не классических или современных, не авторских или народных, а изящных! Вроде бы прямой перевод с Fine Arts, однако, не столь популярный в отечественной арт-индустрии. Это прекрасно характеризует позицию галереи. Вот где для Вас заканчивается изящество и начинается вульгарность?

Т.К. Вульгарность — в не профессионализме. У нас летом была выставка Дмитрия Иконникова. Он нам отдал всю свою мастерскую. Он — очень современный художник, очень маскулинный в своем творчестве, у него своя авторская техника: он в мелочах видит крупное, в крупном видит мелкое. Он очень современный — современнее некуда!

В его работах присутствуют отношения мужчины и женщины. Но у него правильный взгляд на это: что это отношения двух людей на высочайшем уровне. Это, своего рода, классические взгляды в современной интерпретации.

У него есть серия картин, выдержанная в античном стиле: в ней присутствуют фигуры обнаженных людей. Но все это изображено целомудренно, грамотно, с уважением к своим субъектам.

Мы не выставляем только антиквариат. У нас была выставка современной японской художницы Наоми Маки. Она абстракционист. У нее очень тонкое видение: она медитирует, постигает абстрактное. В работе «Знак уважения России» она по наитию использовала те цвета, которые были главными в становлении Росси: красный, золото, серебро. И фоном композиции служила льняная ткань грубого переплетения…

У нее есть работа: «Богородица Дева радуйся». Это светлый нежно-голубой поток, который уходит вверх… Сама она, помимо этого, певица и композитор.

 

Loyalroyal.me Как Вы начали заниматься искусством ведь, на сколько мне известно, Вы по специальности физик. Вам прививали любовь к искусству с детства?

Т.К. Да, я проработала в атомной энергетике 20 лет. В наше время было престижно идти в физики, а не в лирики. Но свой досуг я проводила в музеях, а не на танцах. Я всегда очень интересовалась искусством. Один из моих дедов, расстрелянный в 29 году, был дворянином и занимался живописью. Мы много переезжали, и в разных городах мама первым делом вела нас в театр и в музеи.

А когда настал 90-й год — я работала в академическом институте — нас просто всех вышвырнули на улицу, и нам пришлось самим заниматься организацией своего дохода, что-то делать, зарабатывать, как-то существовать. Это послужило почвой для роста моего интереса к искусству. Параллельно я занималась поиском региональных художников России, делала их выставки и в Манеже, и в Центральном Доме Художника. Это — тот самый интерес, который воплотился из праздных форм.

 ❖❖❖❖

Сейчас очень распространено дурновкусие… Это я отношу к признакам общества массового потребления. Оно идет отовсюду, а прогрессирует потому, что во многих людях вообще не заложено стремление к самосовершенствованию.

 ❖❖❖❖

Loyalroyal.me Расскажите, пожалуйста, еще немного про свою родословную и традиции воспитания в вашей семье.

Т.К. Я с обеих сторон внучка врагов народа. Мой дедушка был отослан на 20 лет без права переписки на магаданские урановые рудники. Другой дедушка был расстрелян.

Еще с раннего детства я вынуждена была усвоить правило, что на улице нельзя говорить того, что говорят дома. Мне пяти лет не было — нас просто вышвырнули из дома на улицу. Моя мама была на сносях, мы жили в подвале со слоем льда, по нему текла вода…

В 1953, когда умер Сталин, моего отца более-менее реабилитировали в обществе, хотя и лишили звания, поскольку он был сын врага народа, сын личного врага Кагановича. Отец тоже жил без родителей, потом его мобилизовали в армию, и всю войну он прошел в разведке: либо штрафбат, либо разведка. Войну закончил начальником штаба венского военно-воздушного десантного корпуса и начальником разведки этого корпуса. У меня отец — орел, герой.

Мама провела 10 лет в детском доме. У нее была страсть к чтению, в 83 года у нее возле кровати лежало несколько раскрытых книг, — это была постоянная норма.

Своего сына — Дмитрия Лысаковского — помимо высшего экономического и юридического образования, которые он освоил в Монтре (2 пятилетних курса за 3 года), я заставила прослушать курс истории искусств в Лозанне. Грамотному человеку нужно знать многое.

 

Loyalroyal.me Как Вы считаете, чтобы воспитать в детях чувство прекрасного, важно окружать их красотой, создать достойное информационное и социальное окружение?

Т.К. Когда мы жили в подвале, у нас не было даже возможности иметь какую-либо собственность в те времена. У нас были книжки, детские игрушки и пианино, вот этот скарб мы за собой и перевозили.

Дело даже не в том, чем окружить, важно передать навык увидеть красоту в чем угодно: в природе и в людях. И всегда надо знать, поступаешь ты правильно или нет. Вот это основное.

А что касается вкуса, то сейчас очень распространено дурновкусие… Но это я отношу к признакам общества массового потребления, которое само себе диктует многие вещи, напрочь лишенные вкуса. И оно идет отовсюду, а прогрессирует потому, что во многих людях вообще не заложено стремление к самосовершенствованию.

Раньше считали, что школа должна воспитывать, а я всегда считала, что семья должна воспитывать… Но и эти традиции утрачиваются. Посмотрите на многих нынешних потомков дворян. За сто лет 20 века что стало с теми благородными людьми?!

Когда говорят, что надо восстановить дворянство в России, я думаю: «Боже ты мой! Не бумагой надо восстанавливать, а отношением к истории своей страны и своим местом в этой истории». Сейчас ставят вопрос о том, где искать национальную идею, но ее надо искать внутри себя, а не вовне. Надо заниматься собой: кроме того, что своим разумом, но и своей душой.

 ❖❖❖❖

Мы каждый год открываем что-то новое, достаем самородки из закромов родины. И это надо искать. И это надо беречь. И это должно быть людям предъявлено. 

 ❖❖❖❖

Loyalroyal.me Расскажите, пожалуйста, о планах своего Центра Изящных Искусств. Ведь это настоящий авторитет в мире коллекционеров в России, не так ли?

Т.К. Понимаете, каждая выставка требует основательной подготовительной работы. Нам важно чем-то удивить человека. Мы многое сделали для того, чтобы открыть это пространство для людей, потому что до нас это была закрытая площадка.

Я считаю, что в этом месте должны проводиться общественно значимые проекты. Потому что самый главный храм страны должен быть и культурным центром. Это может быть и не связано с историей религий, но изящные искусства всегда шли рука об руку с сакральным представлением о мире. В любом случае здесь должны быть высокохудожественные выставки. Я считаю, что мы с этим справляемся.

Поэтому очень хочется, чтобы руководство Храма Христа Спасителя и руководство фонда Храма откликнулись на это и помогли нам сделать Волхонку Гранд общественно значимым местом. Ведь это и есть вопрос национальной идеи. Вот она: у нас есть великая страна, с ее великой историей, с величайшим искусством.

Мы каждый год открываем что-то новое, достаем самородки из закромов родины, которые очень ими богаты. И это надо искать. И это надо беречь. И это должно быть людям предъявлено. Для чего мы собираем частных коллекционеров: для того, чтобы люди увидели редчайшие красивейшие вещи.

К нам обратился музей Ватикана. Они предложили такие вещи, которых в России не было, а это: Мадонна Рафаэля, творения Караваджо, Кановы, Моне, Сезанна… Но ведь мы не музей — не государственная структура, поэтому чтобы их сюда привезти и показать, тоже нужны определенные средства, усилия…

Однако главное, что мы можем гарантировать — это результат, который удивляет даже высокого уровня специалистов.

Share on FacebookShare on Google+Pin on PinterestTweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK
Ксения Ферзь

Курортный шик — 5 аристократичных трендов сезона весна-лето 2013

Вечерний купальник   VICTOR & ROLF   BURBERRY PRORSUM   CHANEL  ...
Прочитайте больше

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *