Владимир Фомичев о бессмертном виде искусства — амбротипии

Share on FacebookShare on Google+Pin on PinterestTweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK

Владимир Фомичев — фотограф в четвертом колене и один из не многих в наши дни обладатель знаний о том, как печатать серебром на стекле фотографические снимки. О фокусах амбротипии — этого бессмертного вида дублирования реальности мастер поделился с LoyalRoyal.me

 

 

КСЕНИЯ ФЕРЗЬ: Владимир, расскажите немного о феномене фотографии вообще.

ВЛАДИМИР ФОМИЧЕВ: ~ Вообще фотография (фото — свет, графия — письмо) — дословно означает «писать светом», поэтому в начале 19 века нас называли светописцами. Разница между художником и фотохудожником в том, что художник рисует свет, а фотохудожник рисует светом.

Началось все с камеры обскуры, что на латыни означает «темная комната». Этот светонепроницаемый ящик с маленьким отверстием в одной из стенок, через которую проходил свет, позволял запечатлевать перевернутое изображение на противоположной стенке, так называемом экране, которым тогда служило либо матовое стекло, либо тонкая белая бумага. Многие художники этот инструмент использовали для своих зарисовок с натуры. Такой была первая попытка остановить мгновение.

 

камера обскура

Камера обскура


 

~ Но еще 14 столетий человечеству это не удавалось вполне — вплоть до 1839 года, когда в Французской Академии Науки секретарь художника, химика и изобретателя Луи Дагера объявил, что наконец удалось закрепить изображение. Так возникла дагеротипия — запечатление изображения на сверхчувствительной посеребренной медной пластинке с помощью паров ртути.

 

первый дагеротип Луи Дагера

Первый дагеротип


 

~ В 1860 году стали делать тинтайпы — жестяную печать. Брали простую жесть, покрывали черным, поливали коллодием, экспонировали, проявляли и сразу получали позитив. Но эти виды печати не пользовалась популярностью из-за очень длительных выдержек и тяжеловесных материалов. Тем временем шли эксперименты и с бумагой. Соляную печать изобрел Уильям Тальбот в 1835 году, а в 1840 сделал возможным размножение снимков на бумаге.

 

А как появилась амбротипия и почему Вы именно ею заинтересовались?

~ В 1725 физик Иоганн Гейнрих Шульц открывает магические свойства кристаллов серебра, он доказал, что они обладают памятью на свет. Первое изображение было создано в 1826 Жозефом Нисефором Ньюпсом  — вид из окна. Экспозиция длилась 8 часов при ярком свете…

А в 1851 году Фредерик Скотт Арчер открывает мокро-коллодионный процесс, то что сегодня назвали бы полароидом 19 века: проявление стало возможно через несколько минут после экспозиции. Он взял коллодий и соединил металл с солями — кадмием, калием, омонием, литием — по-разному (у каждого практикующего мастера свой рецепт) и очуствлял снимок в нитрате серебра. Поэтому изображение не черно-белое, а черно-серебряное.

Когда кристаллики серебра вобрали в себя свет, то их уже не выжжешь ультрафиолетом.  Затем снимок покрывался лаком, защищая таким образом изображение от кислорода и грибка. Поэтому изображение и называется амбротипом — амбро — бессмертный, типус — отпечаток. То есть его можно только расколоть. Именно этот принцип проявления я исследовал и стал практиковать.

Арчер не стал  патентовать этот процесс — он безвозмездно отдал его на служению искусству и я как фотограф-любитель (от слова ЛЮБОВЬ) не смог оставаться в стороне. Мы как Робинзоны льем свои бутылки и забрасываем в житейский океан, какие-то разобьются о житейские проблемы, а какие-то лет через 100-150 вынесет на берег к людям. Вот тогда они попадут к нашему настоящему зрителю.

 

Как порекомендуете хранить этот снимок?

~ Чтобы смотреть позитивное изображение можно покрыть обратную сторону стекла черным лаком эбенового дерева. Но предпочтительнее подкладывать под стекло черную бархатную ткань и тогда обрамлять. Чтобы смотреть негативное изображение — под обратную сторону стекла можно положить белую ткань.

 

Почему предпочтительнее использовать ткань, а не черный лак?

~ Не укрывая стекло лаком мы можем тиражировать отпечатки: положить под него фотобумагу со сверхчувствительным слоем, ударить светом, проявить фотобумагу и получить отпечаток на бумаге, то есть фотографию.

 

Почему же вы решили вернуться так далеко в прошлое? 

~ Когда произошла цифровая революция в 1996 году: Олимпус подарил миру камеру 3,2 мегапикселя — мгновенно образовалась гвардия фотографов. Я в тот период и сам был заказным мастером — снимал на пленку, сам проявлял, сам печатал, а кроме этого преподавал фотографию и лично наблюдал, как молодые люди, еще ничего толком не узнавшие о фотографии, стали наниматься на работу один за одним — снимать цифровыми камерами.

И меня эта революция обескуражила. Они, думаю, фотографы, а ты-то кто? Я ведь делал совсем другое. Новому поколению и бумажная фотография покажется атавизмом, а то, чем занимаюсь я входит теперь в так называемую категорию альтернативных фотографических процессов. Тогда я решил, что за цифрами мне уже не угнаться и я решил развернуться — к истокам фотографии.

Начал изучать труды Тальбота, Дагера, Арчера. Фотография одна — много фотографических процессов, и каждый мастер пользует свой технический процесс. Это может быть автохром, бромойль, гумми-бихроматная печать, дагеротипия, каллитипия, лит-печать, масляная печать, мокро-коллодионный процесс, платиновая и платино-поладиумная печать, процесс Ван Дейка, соляная печать Тальбота, тин-тайп -список неисчерпаемый.

 

А сколько в мире существует мастеров этого альтернативного фотографического процесса?

~ Алекс Тиммерман проводит в Европе каникулы андротипистов в мае — собирается человек 40. А на планету  — человек 100 и то такие литейщики, которые пробуют.

 

Вы преподаете мастерство светописи серебром? 

~ Я преподаю и надо сказать, что это процесс довольно увлекательный — он не ограничивается формулами и пониманием экспозиции. В силу химических процессов у вас не может быть точного представления о том, что получится в результате, потому что вы имеете дело с живой субстанцией.

Когда ко мне подходят с вопросом: «Владимир Юриевич, мой ребенок хочет научиться фотографировать. Что Вы порекомендуете?» Я рекомендую одно — отправить в художественную школу, а через полгода привести ко мне. А с чем вы приведете, какая камера будет у него в руках — мне без разницы, главное, что он придет ко мне с пониманием основ композиции, перспективы, тональности и мы будем с ним разговаривать на одном языке.

 

P.S.

Мастерская на Новоспасском: askabbat@gmail.com  +7 905 774 74 77

Share on FacebookShare on Google+Pin on PinterestTweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK
Ксения Ферзь

Интерьер дома Валентино Гаравани — Шато де Вилль близ Парижа

Valentino Garavani   Валентино Гаравани  - истинный итальянец - от учтивых манер...
Прочитайте больше

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *