‘Ю’ в записной книжке Таниты

До смерти все звали ее Юлей. После стали называть Юленькой…

Я проснулась от резкого звука своего мобильного телефона. Сообщение от сестры моей подруги: «Юли не стало сегодня ночью». До меня не сразу дошел смысл этих слов. Поэтому Я поспешно стала набирать номер телефона Алены – сестры Юли. «В каком смысле не стало? Алена, что ты имеешь ввиду?» – Недоуменно спросила ее я. «Юля умерла,» – услышала Я в ответ.

А дальше летели обрывки фраз, хаотично врезаясь в мой мозг словно стрелы: «У нее были проблемы с головным мозгом. Сгорела за месяц. Лежала неделю в коме. Должен был приехать врач из Москвы, но опоздал на два часа. За ее жизнь боролись. Это случилось ночью. По всей видимости дежурный врач спал. Никто не думал, что это может случиться. Все верили в выздоровление.»

— А почему Я о том, что она болеет не узнала раньше!?

— Она никому не хотела об этом сообщать.

Шок. До смерти ее звали Юля. После кончины, ее стали называть Юленька.

Впервые мы познакомились еще в школе, затем вместе оказались в педагогическом училище на музыкальном отделении. Она была самой изящной и хрупкой девушкой во всем училище. Настоящая Дюймовочка! Тонкие руки, длинные пальцы, блеcтящие волосы, сияющая улыбка. Она была похожа на фарфоровую статуэтку. Она любила жизнь и принимала ее такой, какая она есть. Она шла по жизни на мягких лапках, стараясь не причинять никому боли. Но жизнь ее баловала не часто.

Случилось, что Юленька забеременела от молодого человека, который, узнав об этом, исчез из ее жизни навсегда и больше никогда не появлялся. Зато родилась девочка с большими голубыми глазами, которую она назвала Светланой. Мне доверили почетную роль стать ее Крестной матерью. Уже в трехлетнем возрасте Cвета подходила ко всем вопросам с рассудительностью, свойственной взрослому человеку, без намека на детское кокетство. С ней можно было общаться на любые темы, отчего Я приходила в неописуемый восторг. По всему было видно, что растет независимая самостоятельная личность.

А через несколько лет случилось долгожданное чудо. Наша Дюймовочка наконец-то попала в руки достойного человека по имени Антон. Вскоре они вместе построили трехэтажный дом под Дмитровом и поселились там вместе со Светочкой и мамой Антона. Надо сказать, в это счастливое для нее время мы виделись редко: чаще созванивались. Но когда они приезжали в Москву, мы встречались дома у ее сестры Алены, и Я помню, как сейчас, выражение ее счастливых глаз, помню, как как она светилась любовью и радостью.

За день до ее похорон собрались все родственники. Все выражали свои переживания по-разному: одни — обвинениями в адрес мужа, другие — проклятиями в адрес больницы, третьи — глубоким скорбным молчанием. Я обняла свою крестницу и сквозь слезы, душившие меня произнесла: «Прости меня». Она ответила: «Я понимаю». Света, которая лишилась самого дорогого человека в жизни, сдерживала чувства и слезы с достоинством и христианским смирением. И только в глубине ее глаз можно было увидеть неодолимую боль, которую не пожелаешь никому.

Света осталась жить с Антоном Николаевичем и его мамой. На уговоры тети Алены переехать к ней в Москву она ответила: «Я останусь с мамой и никуда отсюда не поеду! Антон Николаевич сказал ,что это и мой дом! Здесь моя мама!» Вскоре, Антон официально удочерил Светочку. Он счел своим долгом взять ответственность за воспитание ребенка любимой женщины.

После кончины Юленьки Я очень сблизилась с ее семьей. В моей жизни появилось место, где меня всегда ждут и где мне всегда рады, где с неподдельным интересом расспросят обо всех моих удачах и неудачах. Порой мне кажется, что Я нуждаюсь в Светочке больше, чем она во мне. Ее личность воодушевляет меня, делает меня сильней. Когда мне становится трудно, я вспоминаю ее глаза – глаза стоика, наполненные силой и мужеством, любовью и пониманием, страданием и состраданием.

Несмотря на то, что Юленьки нет с нами уже два года, в их доме по-прежнему ведутся разговоры о ней: «Вот здесь Юленька сажала цветочки. Здесь она всегда танцевала. Здесь она почему-то захотела повесить часы…» Ее присутствие ощущается во всем. Бережно хранятся ее вещи. И создается ощущение, будто Юленька и не покидала их – она просто отошла, но скоро вернется.

Антон ежедневно ходит на кладбище, чтобы поддерживать огонек в лампадке, который горит и день, и ночь… Удивительно, что если смотреть вдаль с того места, где она захоронена, можно увидеть дом, где живут ее самые любимые люди. Дом, в котором о ней никогда не забудут…

Через год после того как Юленька покинула нас, я вновь отправилась в Париже. И один мой друг (позже я поведаю вам его историю) рассказал мне, как он приходил в себя после кончины своей девушки. Он посещал разных медиумов с целью войти с ней в астральный контакт. И одному из них удалось установить связь с ней, после чего он передал моему другу следующее послание из другого мира: «Не печалься мой родной. Мне здесь хорошо и спокойно. Мы здесь перемещаемся со скоростью света. Поэтому стоит тебе обо мне подумать, как я оказываюсь рядом. Живи своей жизнью. Со мной все в порядке.»

Вернувшись в Москву я помчалась к Свете, чтобы рассказать эту историю. Сказать ей, что и ее мама там, наверняка, живет в любви и всегда прилетает к ней по первому зову. Мне кажется, никто и ничто не может умереть. Все-все оставляет отпечатки в душе Земли, в душе Неба в наших душах. 

Танита Флайт

‘Ю’ в записной книжке Таниты

До смерти все звали ее Юлей. После стали называть Юленькой... Я проснулась...
Прочитайте больше

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *