Не слыть, а быть: дом Перовских на Новой Басманной

Дом перовских герб рода Перовских

Зажатый среди двух грузных пятиэтажных «великанов», этот скромный особняк на Новой Басманной улице особенно выделяется своим чистым, светлым и изящным фасадом. Через несколько лет он отметит 200-летний юбилей: за этот весьма продолжительный срок он почти не изменился внешне – солидный возраст выдаёт лишь вросший в землю первый этаж, ставший ныне полуподвалом. Род, давший имя этому дому, известен многими историческими личностями: это и государственные деятели, и дипломаты, и писатели.

 

Дом Перовских 21 век

 

В начале XIX века владение принадлежало Николаю Семёновичу Мордвинову – известному флотоводцу, первому российскому морскому министру. В 1810–1811 годах в его доме жил историк Н.М. Карамзин. Однако во время французской оккупации и пожара Моск   вы 1812 года усадьба полностью сгорела, от её построек остались лишь фундаменты, на которых и был построен в 1819 году существующий дом в стиле ампир. В это же время хозяйкой участка с особняком стала мещанка Мария Михайловна Соболевская – «неофициальная» супруга графа Алексея Кирилловича Разумовского, с которой он сошёлся после расставания с графиней Варварой Петровной Шереметевой.

 

Легенда рода Перовских

История, к сожалению, не сохранила деталей знакомства графа со своей возлюбленной – мы не знаем, где и при каких обстоятельствах это произошло. Но можно смело утверждать, что это были искренние и твёрдые чувства: Алексей Кириллович и Мария Михайловна провели вместе более 35 лет и имели обширное потомство – пять сыновей и пять дочерей. Тем не менее, юридически брак так и не был заключён, а дети графа Алексея Кирилловича, официально считавшиеся его «воспитанниками», получили новую фамилию – Перовские.

Что же касается отчества, то лишь старший сын Николай стал «Ивановичем», в дальнейшем же все дети записывались как «Алексеевичи» и «Алексеевны». Для исторического обоснования фамилии была придумана легенда, будто бы Соболевская ранее была замужем за дворянином польского происхождения по фамилии Перовский, который погиб во время подавления восстания Костюшко. Но ни одним документом эта история не подтверждается. Куда более явным считается иное объяснение: внебрачные сыновья графа Алексея Кирилловича были названы в честь фамильного владения Разумовских – Перово. Того самого, где, согласно другой легенде, было совершено тайное венчание графа Алексея Григорьевича Разумовского (дяди Алексея Кирилловича) с императрицей Елизаветой Петровной.

 

«Не слыть, а быть»

Деревянный ампирный дом, выстроенный на допожарном каменном основании, получил оштукатуренные фасады, создающие имитацию каменного здания, – это соответствовало архитектурной моде того времени. Использование декора в стиле ампир с пилястрами, венками славы, лентами и медальонами ещё более усилило эффект каменной постройки. Второй этаж (в наши дни ставший первым из-за нарастания культурного слоя) по традиции занимали парадные комнаты, отмеченные высокими окнами, с бальным залом и кабинетом хозяина. Дом увенчан мезонином в пять окон, где находились спальни, хозяйская столовая и другие «непарадные» помещения.

Род Перовских был внесён в дворянскую книгу в 1796 году, однако позднее соответствующее решение оказалось оспорено и отменено. Графу Алексею Кирилловичу Разумовскому стоило немалых усилий исправить положение, но в конце концов Перовские снова стали дворянами. Их девиз на родовом гербе гласил: «Не слыть, а быть» – это вполне соответствовало действительности.

 

Знатные Перовские

В разные годы дети графа Разумовского и мещанки Соболевской бывали в доме на Новой Басманной. Их пути разошлись, но все они стали известными личностями. Старший сын, Николай, отправился на дипломатическое поприще, служил в Костантинополе, Дрездене, затем в Китае, а впоследствии стал Таврическим губернатором и до конца жизни прожил близ Симферополя.

 

Дом Перовских Николай Иванович Перовский

Николай Иванович Перовский

Его брат, Алексей Алексеевич, вошёл в историю русской литературы под псевдонимом – Антоний Погорельский. Автор целого ряда повестей и романов, он получил наибольшую славу благодаря своей сказке «Чёрная курица или подземные жители», написанной для племянника Алёши и имевшей ряд автобиографических черт. Именно к нему в гости на Новую Басманную в 1836 году приезжал прославленный художник Карл Брюллов.

 

Алексей Перовский (Антоний Погорельский)

Алексей Алексеевич Перовский 

Ещё один сын графа Разумовского, Лев Алексеевич, стал министром внутренних дел и членом Государственного Совета. В честь его брата, Василия Алексеевича, генерал-адъютанта и Оренбургского генерал-губернатора, город Кызылорда на юге Казахстана до 1922 года назывался Перовск.

 

Дом Перовских Василий Алексеевич Перовский

Василий Алексеевич Перовский

Наконец, младший брат, Борис, был членом Государственного Совета. Из дочерей же графа Алексея Кирилловича стоит особо отметить Анну Алексеевну, мать известного писателя и драматурга Алексея Николаевича Толстого – того самого Алёши, для которого была написана сказка о Чёрной Курице.

 

Дом Перовских Анна Алексеевна Перовская

Анна Алексеевна Перовская

К линии Николая «Ивановича», старшего сына графа Алексея Кирилловича, относится и чёрная страница рода: дочь Санкт-Петербургского губернатора Льва Николаевича, Софья Львовна Перовская была повешена 10 апреля 1881 года за участие в убийстве императора Александра II. Её брат, Василий, был участником политического кружка «чайковцев» и политкаторжанином, а его внучка, Ольга Васильевна, уже в советскую эпоху стала известной детской писательницей, автором рассказов и повестей о животных. Дядя же Софьи Перовской, Пётр Николаевич, вошёл в историю как генеральный консул Российской империи в Генуе.

 

Преемники дома Перовских

Но в это время дом на Новой Басманной уже не связан с фамилией Перовских. После смерти графа Алексея Кириловича Разумовского Мария Соболевская вторым браком вышла замуж за генерал-майора Денисьева и прожила с ним до смерти в 1836 году. В середине 1850-х годов в доме жила Елена Денисьева – последняя возлюбленная поэта Фёдора Ивановича Тютчева. А в 1857 году владение перешло в собственность купеческой династии Алексеевых, к которой среди прочих принадлежал и знаменитый Константин Станиславский. К 1917 году хозяином дома был Пётр Семёнович Алексеев. После революции в доме находились жилые квартиры, на первом этаже работал продуктовый магазин, затем его занял банковский офис.

 

Дом Перовских 20 годы 20 века

Дом Перовских в 20-е годы 20 столетия

А что же законная супруга графа Алексея Кирилловича – графиня Варвара Петровна Шереметева? После распада семьи она осталась одна и нового спутника не имела. Алексей Кириллович, тем не менее, сохранил контакты с её родным братом, которому продал свои обширные владения в самом сердце Москвы. У него тоже произошла история, связанная с брачными узами, но его поведение было иным, нежели у Разумовского, и произвело немалый переполох в московском обществе. Об этом необычном человеке расскажет наш следующий собеседник. До встречи.

 

P.S.

Адрес памятника архитектуры: Москва ул. Новая Басманная, 27

PP.SS.

Желающие открыть для себя Москву в экскурсиях с автором колонки Живые Свидетели имеют прекрасную возможность лично связаться с Никитой Брусиловским

Никита Брусиловский

Дворец ботаника на Гороховом поле

За Садовым кольцом располагается огромное поле, засеянное горохом – невероятная картина для...
Прочитайте больше

3 Комментариев

  • Всегда интересовалась, чем мещане отличаются от дворян и почему «мещанин» звучит с некоторым пренебрежением? Если граф полюбил мещанку, значит было за что!

  • Дело в том, что пренебрежительный оттенок у слова «мещанин» появился позже, ближе к концу XIX века. До этого слово обозначало лишь принадлежность к соответствующему сословию. По сути, мещане — это горожане (с польского так и переводится). Некоторые могли со временем превратится в купцов. И наоборот: обедневшие купцы могли превратиться в мещан. Возможно, из-за последнего факта для предпринимательской прослойки во время её расцвета (после Великих реформ второй половины XIX века) упоминание мещанства стало своего рода «пугалкой» или даже оскорблением.
    Другое дело, что любовь дворянина и мещанки всё равно считалась «мезальянсом», так как сословия неравные. Принять мысль о том, что брак может заключаться не только внутри одного сословия, общество не могло достаточно долго. История, которую я расскажу в следующей колонке — живой тому пример.
    И напомню, что даже для верхушки Империи такие ограничения существовали вплоть до революции. Даже сам император Александр II не мог жениться по любви, а его второй брак с княжной Екатериной Долгоруковой (она же — светлейшая княгиня Юрьевская) воспринимался при дворе очень остро и неблагосклонно. Потому что представители династии Романовых могли жениться только по принципу «равнородности» — на представительницах других правящих династий (согласно павловскому закону о престолонаследии 1797 года в его александровской редакции 1820 года). В начале ХХ века многие члены Императорской фамилии этим правилом стали пренебрегать — итогом стало заключение множества «морганатических» браков. Даже брат Николая II, Михаил Александрович (формально бывший императором Михаилом II в течение нескольких часов), был женат морганатическим браком — на недворянке, к тому же дважды до того разведённой.

  • Жениться по любви не может ни король, ни князь, ни граф… ))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *