Классика жанра, или формы и облики классической музыки

BeethovenЧему может быть посвящена колонка с названием «Моцарт и Сканави»? Ну, конечно же, классической музыке – скажете вы. И будете, отчасти, правы. Остается, правда, открытым вопрос, что же считать Классикой. Вот, например, музыка Иоганна Себастьяна Баха – это классика или нет? А Шопен? А Дебюсси? А Шостакович?.. В конце концов, есть выражения «классика джаза» или «классика рока» — как быть с этим?

Все это довольно интересные и неоднозначные вопросы, каждый из которых требует отдельного освещения, если уж мы хотим действительно во всем разобраться и более не путаться в понятиях (и у себя в голове). Предлагаю сегодня начать с того, что считают классикой сами музыканты и их верные «доктора Ватсоны» — музыковеды.

 

Венские классики

Когда мы говорим «классика», то имеем в виду, прежде всего, «венскую классическую школу», к которой относят музыку Йозефа Гайдна (1732-1809), Вольфганга Амадея Моцарта (1756-1791) и Людвига ван Бетховена (1770-1827). Именно в их творчестве сложились основные принципы того явления культуры, которое у нас принято обобщенно называть «классической музыкой» или «академической музыкой».

Основные музыкальные формы и жанры, типовые составы симфонического оркестра и камерных ансамблей, правила записи партитуры, базовые ритмические и мелодические структуры, понятие тональности, правила построения и соединения аккордов и многое другое – всего этого до них (например, в эпохи ренессанса и барокко) не существовало как единой системы, а после них еще полтора столетия ничего принципиально не менялось, разве что чисто количественно: оркестры становились больше, аккорды сложнее, мелодии изощреннее и т.п.

И лишь с наступлением 20 столетия многочисленные и разнообразные течения модернизма подточили стройное здание Классики, и из его обломков построили множество причудливых домиков и пугающих заводских строений.

 

Музыкальная грамота

Главное изобретение венских классиков – сонатная форма. По сути, всякая соната (в идеале – начиная с Бетховена) это сюжет, но сюжет чисто музыкальный, без опоры на литературные или изобразительные образы. Скорее, это что-то из области классической немецкой философии – «тезис – антитезис – синтез», «единство и борьба противоположностей».

Две контрастные темы, дающиеся нам в экспозиции (1-й раздел формы, которую у венских классиков было принято повторять два раза – чтобы закрепить в сознании слушателей основные темы), каким-то образом взаимодействуют в разработке (так называется 2-й раздел), и в результате в репризе (3-й, заключительный раздел сонаты) одна из этих тем видоизменяется, попадая под влияние другой. В зависимости от общего характера самой музыки, композитор может превратить свою сонату и в комедию, и в драму, и в детектив, и в триллер. А поскольку схема сонатной формы всегда примерно одна и та же, слушатели, знающие «правила игры», имеют счастливую возможность считывать все эти смысловые слои, проникая тем самым в истинный замысел композитора.

На протяжении двух веков, прошедших со времен Гайдна, Моцарта и Бетховена, музыкальный язык, конечно, сильно изменился. Но и до сих пор, когда композитор пишет в заглавии своего произведения слово «Соната», он имеет в виду именно такую сюжетную схему, разработанную еще венскими Классиками.

 

P.S.

Официальная музыкальная страница Алексея Сканави

Алексей Сканави

Дизайнер музыкального интерьера Эрик Сати

Музыка — явление очень многообразное и, я бы сказал, многофункциональное. При помощи классической...
Прочитайте больше

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *